Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Повесил 21 июля

Беспомощность, ангажированность и глупость.
Дело Дмитриева. С обвинителями Дмитриева все более менее понятно. Вот защитники Дмитриева... Привычно разочаровали. Продемонстрировали абсолютное равнодушие к истине, к суду, к установлению того, что же на самом деле происходило. Самые честные сразу говорили, что важно не докопаться до правды, а Дмитриева вытащить. Самые лукавые просто давят слезу и ничего членораздельного не произносят. Чего защитники Дмитриева не делали? Того, что делала бы свободная пресса в цивилизованных странах. Обращалась бы к экспертам: К специалистам по таким детям, как Наташа, то есть по приемным детям. К приемным родителям. К социальным работникам. К психологам, которые специализируются на работе с приемными семьями и травмированными сексуальной эксплуатацией детьми. К специалистам по работе с социально уязвимыми слоями населения из депрессивных деревень, если такие специалисты вообще есть. Вымирающие деревни точно есть и главные действующие лица этой истории - это усыновленный в детстве Дмитриев, бабка из депрессивной деревни, к которой перешли от Дмитриева опекунские полномочия над ребенком, сам ребенок, его мама, которая на зоне...

Фэйсбучная лента принесла

Boris A. Katz
54 мин.
Я, собственно, хотел поделиться не постом Д. Коцюбинского, а текстом, который добавила к этому посту И.Климовицкая, куда более информативным, чем сам пост, напоминающий о том, какой сегодня день. Но что-то у меня ничего не выходило (по комп/фб - неграмотности, скорее всего. Но мне хочется, чтобы текст Ирины прочитали именно сегодня. Ирина Климовицкая поделилась публикацией.
59 мин.
Моему палачу посвящается
Сегодня все рассуждают про жертв и палачей: прощать или не прощать, отвечают ли дети за своих отцов, должны ли сами отцы отвечать за себя. Примазываться со своим личным к огромной трагедии – эгоизм и нескромно, но что же делать, если у меня есть свой палач. Хотя я не жертва политических репрессий, потому что не диссидентка. Но палач у меня есть, и отношения с ним я мучительно выясняю внутри себя больше половины жизни. Пытаюсь ответить на проклятые вопросы. Во-первых, прощать или не прощать. Лично у меня не получилось, но это мое личное дело. Во-вторых, отвечают ли дети за своих родителей. Считаю, что не отвечают. Дети палачей так же невинны, как дети жертв, а иной подход ничем не отличается от сталинизма. В-третьих, должны ли сами отцы отвечать за свои поступки. Думаю, что должны, а не перекладывать всю вину на систему и на «время такое, знаете ли, было». И вот тут начинается сложность. Пункт три вступает в противоречие с пунктом два. Как быть, если, призывая отца к ответу, ты подставляешь ни в чем не повинного, прекрасного сына? Я сейчас говорю про конкретного палача и конкретного сына: Александр Петрович Коцюбинский и Даниил Александрович Коцюбинский (https://www.facebook.com/daniel.kotsiubinsky
). Следуя пункту три, я нарушаю пункт два. Но вот сам Даниил пишет, что покаяние палача необходимо: http://gorod-812.ru/katyinskiy-bumerang-vozvrashhaetsya. К сожалению, тогда Даниилу придется подписываться не только как «кандидат исторических наук, внук профессора истории И.Гарбера, расстрелянного в урочище Сандормах», но и как «сын профессора карательной психиатрии А.Коцюбинского».Collapse )

Повесил в "Фэйсбуке" Олег Корень


КАК Я РАБОТАЛ ШКОЛЬНЫМ ПСИХОЛОГОМ
Наверное как раз в русле флэшмоба, посвящённого 90-м, нашёлся уже пожелтевший карандашный портрет 1990 года. На этом портрете я. Рисовал 12-ти летний мальчик, ученик коррекционной школы 8 вида. В 1989 г. была введена специальность школьный психолог. А поскольку специалистов этого профиля практически не было, особенно в провинции, то ко мне обратились с просьбой занять вакансию и поработать, пока найдётся настоящий психолог. А для многих в те времена разница между психологом, психиатром, неврологом казалась несущественной. Для меня со 110 рублями поликлинической зарплаты, это показалось подарком. И я примерно полтора года получал незабываемый опыт. Сделал рукописный журнал школьного психолога, где обозначил основные разделы работы и записывал протоколы наблюдений и бесед. Удивительно, но когда вышла "Книга школьного психолога", то большинство разделов совпало с моими самопальными изысканиями. Коллектив был женский, учителя уставшие, издерганные, "выгоревшие". Основным запросом исходящим от них, были просьбы посодействовать как можно более частой госпитализации в психиатрическую больницу наиболее беспокойных и неудобных учеников. Я по мере своих возможностей старался препятствовать необоснованным госпитализациям. Учителя часто болели, иногда подмены не было. А я был единственным мужчиной и самым молодым в коллективе. Так мне довелось в течение месяца вести историю в 5-х классах. Наградой был вот этот рисунок. Его нарисовал мальчик, который был самым неугомонным, безбашенным и "расторможенным". Выход был простым, я посадил его перед собой и сделал своим помощником. И мальчик с диагнозом "олигофрения" и нарушениями поведения, взял и в один прекрасный момент подарил мне этот портрет. Не знаю, как сложилась его судьба, но очень надеюсь, что он смог адаптироваться в этом неласковом мире.

Беспомощность, ангажированность и глупость.

Дело Дмитриева. С обвинителями Дмитриева все более менее понятно. Вот защитники Дмитриева... Привычно разочаровали. Продемонстрировали абсолютное равнодушие к истине, к суду, к установлению того, что же на самом деле происходило. Самые честные сразу говорили, что важно не докопаться до правды, а Дмитриева вытащить. Самые лукавые просто давят слезу и ничего членораздельного не произносят. Чего защитники Дмитриева не делали? Того, что делала бы свободная пресса в цивилизованных странах. Обращалась бы к экспертам: К специалистам по таким детям, как Наташа, то есть по приемным детям. К приемным родителям. К социальным работникам. К психологам, которые специализируются на работе с приемными семьями и травмированными сексуальной эксплуатацией детьми. К специалистам по работе с социально уязвимыми слоями населения из депрессивных деревень, если такие специалисты вообще есть. Вымирающие деревни точно есть и главные действующие лица этой истории - это усыновленный в детстве Дмитриев, бабка из депрессивной деревни, к которой перешли от Дмитриева опекунские полномочия над ребенком, сам ребенок, его мама, которая на зоне...

Повесил в "Фэйсбуке" Лев Щеглов

Убеждён,что после пандемии коронавируса человечество должно будет извлечь ряд уроков, в частности , осознать предельную хрупкость мира и невозможность экологической тупости и эгоцентризма. Крайне любопытно, что именно к этому экстравагантно и непривычно призывала странная девочка Грета, сразу получившая шквал необъяснимой злобы и издевательств от большинства «разумных». Забавно, что в этом прокурорском хоре слышались голоса «гуманистов», «интеллектуалов» и психологов. К счастью-единичные. Страстность обвинений напоминала пафос и латентные психические механизмы известного гееборца. И ?! P.S. Читайте « Гадкие лебеди» Стругацких. Полезно.

Повесил в "Фэйсбуке" 23 ноября Игорь Иртеньев

Понимаю, что не во время,
Извиняюсь, что некстати,
Но у нас тут в Химках-Ховрино
Армянин упал с кровати

Так, примерно, в полчетвертого –
Время мы не засекали.
И какой занес к нам черт его?
Ел бы дома свой хинкали

Или лобио, там шмобио
У себя в Кировакане.
Это вам не ксенофобия
Абсолютно никакая,

А нормальная реакция,
Хоть, возможно, и с лихвою,
На явление миграции
Вообще, как таковое.

Повесил 10 октября

Без опек и прочих полицейских.
Ранним утром в дверь постучали. Не в мою, к кому то из соседей. Я как раз вдевал одеяло в пододеяльник. Но любопытно же. Пошел в коридор, посмотрел в глазок. Милиционеры. Несколько. К маме стучат. А я думал, что к соседям. Двери то у нас с мамой разные, а вот квартира то по документам одна и та же. То есть, получается, это они ко мне стучат. Я еще не лег, то есть при полном параде. Открыл, конечно. Дело привычное. Когда у меня девочки жили, то милиция регулярно приходила по ночам. Да и теперь еще бывает, если Галя убежит из приюта. Почему-то у меня ищут. Она, что совсем дура, здесь прятаться?! Короче, оказалось, что им 19 квартира нужна, а у меня наоборот двадцатая. 19 - это этажом ниже. Формально. Фактически, это вообще другая парадная, другая улица, другой квартал. У нас черная лестница, а они с парадной лестницы ходят. Попросили быть понятым. Куда тут денешься, согласился, если им не лень будет за мной возвращаться. Спросили нет ли у меня в квартире еще и второго понятого. Чего нет, того нет. Приятель гостит, но у него белорусский паспорт. Показал как пройти до парадной с квартирой 19, сказал что это семь минут неспешным шагом, через двор направо и направо и вся команда ушла. С моим знакомым из Белоруссии мы сегодня в Центр помощи семье и детям заходили. Они переехали, я то к ним раньше на Звенигородскую улицу ходил, а потом на Московский проспект, а теперь они на мой переулочек переехали, да еще и просто напротив. Спрашивали как Галю на Кирилла оформить. Оказалось, что теперь несколько месяцев заниматься нужно в Школе приемных родителей, это в наше время было три занятия в школе, одно с юристом, одно с психологом, одно с врачом. Хотя белорусский паспорт для опекунства не помеха. Рассказали, что тут все дело в том, что возвратов очень много.
Я не стал спрашивать удалось ли снизить число возвратов усилиями такого скопления специалистов. На этих мифических возвратах столько народу кормится... И чиновники и психологи и юристы...
Галя тоже небось в статистике возвратов поучаствовала. Только ее, на самом то деле, никто не возвращал. Если бы хоть некоторые из борцов с возвратами заступились тогда за ребенка, он бы не оказался снова в сиротском учреждении. Почему я все открытым текстом пишу, когда борцы с Галиным возвращением вроде Динара Идрисова, рыщут? Потому что скрывать бессмысленно, все оформляется через опеку и приют, бывших клиентов Динара. А Гале через год и девять месяцев 18 и она сможет вернуться, когда сама захочет.
Маша тоже заходила Она этот делала...забыл...в общем зашла похвастаться. Не ребрендинг, но слово тоже иностранное и по смыслу что-то общее. А! Маникюр!

Повесил 22 июля

Предвыборное
Буковский "И возвращается ветер":
Поначалу они все радовались, что перешли на легкую работу: ребята спокойные, матом не ругаются, не дерутся, в карты не играют, сидят себе тихо, книжки читают. Не работа, а дом отдыха! Но уже месяца через три просились от нас и согласны были идти к любым разбойникам и головорезам. С одной стороны, жало на них начальство, требовало на нас материал, требовало закручивать гайки. А когда мы давали отпор - виновным был воспитатель, ему сыпались на голову выговоры. С другой стороны, мы тоже не давали спуску, и от одних наших жалоб можно было одуреть. Да кроме того, не получалось у этих воспитателей контакта с нами, не могли они к нам приноровиться. Привыкли они к уголовникам, к их психологии. Там матом обложил, здесь в ухо дал, и глядишь - навел порядок. С нами же нужно было что-то особое, чего эти воспитатели никак понять не могли
(Почти не ругаются, - прим. ред.)

Повесил в "Фэйсбуке" священник Яков Кротов

51% американцев считают, что Трамп шантажировал Украину, но лишь 47% из этих 51 считают это преступлением, подлежащим наказанию. Видимо, 4% считают, что это преступление, но для пользы дела, а оставшиеся 49% - которые отрицают сам факт шантажа - что для того, чтобы латиносы не составляли тебе конкуренцию в твоем деле, можно и Украину измочалить, и что угодно. Впрочем, российская душевность 1970-1980-х тоже ведь скрывала в себе расизм, нацизм и ксенофобию. Причём, если американец боится появления конкурента, мы - и украинцы, и вся вышеградская группа - просто не хотим чужаков. Вот тупо так - не хотим, и всё. У американца ксенофобия мотивирована индивидуалистически, а у европейца коллективистически.

Фото сегодня на Тишинке, как бы ярмарка бижетерии, но Наполеончика считать бижу всё-таки немного неблагоразумно, нэспа.

Повесил в "Фэйсбуке" Игорь Иртеньев

Понимаю, что не во время,
Извиняюсь, что некстати,
Но у нас тут в Химках-Ховрино
Армянин упал с кровати

Так, примерно, в полчетвертого –
Время мы не засекали.
И какой занес к нам черт его?
Ел бы дома свой хинкали

Или лобио, там шмобио
У себя в Кировакане.
Это вам не ксенофобия
Абсолютно никакая,

А нормальная реакция,
Хоть, возможно, и с лихвою,
На явление миграции
Вообще, как таковое.