Category: образование

Повесил 26 апреля

Я помню, как все начиналось
Первая половина сентября 2009:
Это я ей хорошо запомню
Когда в доме появляется ребенок, то, необходимо как ни странно проводить кучу времени не с ним, а с сотрудниками различных учреждений. Сегодня пытался временно прописать Машу. В жилконторе заполнил два бланка, потом заполнил их заново, потом сбегал домой за справкой про жилье, потом отказался отдавать все документы, которые у меня были: паспорт, опекунские удостоверения, Машино свидетельство о рождении. Опекунские бумажки мне в Кировской опеке посоветовали даже из дома никогда не выносить, только копии, потеряю - не восстановят, так это все трудно. В жилконторе сидят приветливые люди. Раз так, сказали они приветливо, то идите с этими документами сами в УФМС, там как раз прием, и прописывайтесь там сами. С сочувствием произносили.Collapse )

Повесил 15 апреля

Школа
Это то, что с нами было в детстве, или то, что с нами навсегда? Мы всех лучше, или мы в помойке пребывали? Теперь все это всегда под рукой и на глазах, потому что "Фэйсбук". Однокашники всегда видны. И ты им.
Во всяком случае, я точно помню, что школьное братство не вокруг морали было. И осталось. Допускалось и допускается самое разное. В моей школе были: антисанитария в местах общего пользования и в школьной столовой. Совсем никакое обучение естественным наукам. Совсем никакое обучение иностранному языку. Крики и брань учителей, попытки унизить. Мерзость советской идеологии, военные сборы, собрания комсомольской ячейки, сборка-разборка автомата, маразм сбора макулатуры, торгующий отметками учитель-педофил, обязательные демонстрации 7 ноября и 1 мая, совсем никакое обучение гуманитарным дисциплинам, людоедская идеология на Истории КПСС и тому подобных уроках. Было и хорошее. Математика была классная. Ни криков ни унижений. И самое хорошее в учителе математики, он ушел из школы через два года. Про остальных хорошо думать сложнее, особенно из-за педофила, ведь знали и молчали десятилетиями. Да и сейчас все продолжают молчать, чем имидж школы не улучшают. Сообщество людей не самых чистоплотных, получается.

Повесил 9 апреля

Обе школы моих дочек на суде выступали свидетелями защиты обвиняемого в особо тяжкой. В смысле, представители школ. Завуч. Школьный психолог...
Ну, на то они и госслужащие.
Ему то дали девять лет, но осадок остался. Старшая отказалась больше
ходить в школу. Я не настаивал. Хотя и пытался отговорить от таких резких шагов. Дома училась. Она и с младшей прекратила всякое общение после того как младшая попыталась от собственных показаний отказаться. Девочки обе поняли, что почти весь мир на стороне педофила.
Ничего страшного.
Надеюсь, что вырастут-помирятся.

Повесил 23 марта

А мы так верили ковбою "Мальборо"...
С Лизой мы стали жить вместе уже в Германии. А до этого много лет ездили друг к другу, чаще конечно она сюда приезжала. К ней в Париж не больно то полетаешь. Откуда столько денег? Хорошо, что у нее русский почти родной, мы обо всем могли спокойно болтать. А о чем в двадцать лет разговаривать?! О будущем тоже иногда разговаривали. Об этом я больше слушал. Потому что о будущем мне неоткуда было узнать. Лиза другое совсем дело. Так что примерно еще с середины девяностых представлял о чем мечтали и размышляли парижские школьники на скамейках в парке после уроков.
Итак.
Курить то Лиза курила, но предупреждала, что времена курильщиков на исходе. Так оно и произошло, позапрещали всюду. Даже в России уже.
Про легалайз будущий говорила, повсеместный.
Но это уже сбылось.
А что еще пока нет, но обязательно сбудется, конечно, раз парижские школьники обсуждали?
Машины. Машины исчезнут из центра. Скутеров тогда еще не было. Но чистый воздух уже был кое-где, не в Париже, конечно и тесно уже было. Лучше не стало с этим. А школьники совсем выросли и уже кое-кто внуками начал обзаводиться. И дышать там хотят чистым воздухом, а не выхлопами.
Про летающие по городу машины мы не разговаривали. Сам бы мог догадаться. Очень любил в детстве книжку, не помню названия, про летающий велосипед. Ну и "Сто лет тому вперед", конечно.

Повесил в "Фэйсбуке" священник Яков Кротов

ОБРАЗОВАНИЕ И КУЛЬТУРА

В России образование даже не набор знаний, а именно оболванивание. Но по прямому смыслу слова, восходящему к античности, образование есть именно формирование человека в соответствие с неким образом, первообразом, идеалом. Знания тут лишь часть комплекса мер. Второй частью является развитие искусства диалога. И культура при таком взгляде - не то, что порождает образование, а то, что порождается образованием. Образованный человек производит культуру.

Культура ничего не гарантирует. Образованные и культурные греки и римляне распинали людей тысячами, порабощали в рабство миллионами. Да они и были все довольно разные. Нравственность же не зависит ни от образования, ни от культуры, к счастью. В обоих смыслах не зависит: и вовсе необразованный человек может быть нравственным, и отлично образованный человек может быть глубоко безнравственным. Простейший пример последнего - британский премьер Борис Джонсон. Да и, как выяснилось, принц Эндрю...

Кроме того, важно понимать, что образование и производимая ею культура не есть результат некоей цивилизации. Когда в V веке до р.Х. было отрефлектировано понятие образования, само образование существовало уже в течение сотен тысяч лет. Люди просто обнаружили, что говорят прозой, и стал совершенствовать это своё умение. Но образование как таковое есть проявление уникальной способности человека к коммуникации. Поэтому необразованных людей не бывает в принципе, бескультурных людей не бывает. Бывает сосуществование разных стадий и моделей, традиций и принципов. А бывает их столкновение. Сегодня в России идёт девестернизация. Образованность и культура западного типа аннулируются властью (которая их и заимствовала 400 лет назад в своих, сугубо милитарных целях) и насаждается образованность и культура резко упрощённого типа, казарменного, деспотического.

Повесила в "Фэйсбуке" Vera Yudovina

Покаянный пост на тему: "Одной мне кажется, что учителя работают вслепую?"

Так получилось, что педагогическая работа интересовала меня всегда. Так получилось, что у меня нет педагогического образования, и я не знаю, чему учат в пединститутах. У меня есть только опыт длиной во всю сознательную жизнь. Ну, и ещё курсы переподготовки учителей, на которых подробно рассказывали, как решать квадратные уравнения, и учителя-студенты списывали друг у друга решения.

Мне посчастливилось работать в очень хорошей школе с очень талантливыми детьми. Моя задача заключалась в том, чтобы как можно интересней рассказать, подобрать классные задачки, организовать детей, и так далее. Я рассказывала, дети слушали. А разве бывает иначе?

Я набиралась опыта у коллег, читала разные книжки, но всё это касалось, в основном, математики.

Постепенно я стала замечать разные вещи. Например, что есть дети, которые качаются на стульях или встают, или даже ходят, и, если им этого не давать, то они перестают думать. Что, чем хуже ребёнок понимает, тем мельче он пишет. И опять же не каждый ребёнок, но многие. Что, когда непонятно и трудно, спина сгибается, и распрямляется, когда становится легко. Что левши мыслят по иному, чем правши. И даже (не убивайте меня) я вижу разницу между мальчиками и девочками.Collapse )

Повесил в "Фэйсбуке" священник Яков Кротов

Жители России уверены, что за свободу накажут. Уверены с детства. Эта уверенность стоит на прочных фактах, на окриках родителей - самая массовая и первичная форма домашнего насилия, на муштре в школе и вузе, на постоянных демонстрациях властью - как она может наказать невиновного, кольми паче виновного. Что противопоставить этой уверенности? Да понятно что - веру. Не обязательно в Бога, но такое состояние души, которое не зависит от "среды", "опыта", "фактов".

Пошлость, ересь, суеверие? Когда Улицкая говорит, что нужно лишить человека культуры, чтобы лишить его свободы. Помилуйте, разве среди путиноидов нет культурных людей? Павловскому образования не хватает, что ли? Засурский недостаточно образован? Пол Пот Сорбонну кончал, Троцкий был - в отличие от Ленина или Луначарского - блестяще образован, умён, культурен.Collapse )

Повесил 14 марта

Про всяких Франко
В юности несколько месяцев в общаге пожил студенческой. В качестве единственного русского. В Лилле было дело. Французского я не знал совсем, на месте освоилось. Это довольно мощная прививка против диктатур, там по вечерам собирался народ в холле кто с пивом, кто с вином, и с травкой большинство. И французы и другие европейцы. Кого там не было, так это любителей диктаторов. Среди двадцатилетних они вообще редко встречаются, у каждого же семейная история имеется и она редко за диктаторов агитирует. Европейцев, конечно. Там еще арабов было немало, несколько человек из Африки. Один, из Таиланда студент. Вот среди этих, последних, сторонников всякой дичи было немало. Ну и если из соседней общаги русский студент зайдет, вот тогда всякой дичи можно и наслушаться бы было. Если бы он мог разговаривать по французски. А испанцы с итальянцами... Все закончили школу и там были уроки истории у каждого, да и дома рассказывали всем, - прим. ред.

Сподвижница


Отвлекся. Сел набрасывать план лекции в "Яблоке". Ну, не лекции, а выступления. О чем говорить, в смысле. И вскоре реклама попалась на глаза. РИА Новости о Грете Тунберг и ее новых идеях. Свысока так. Досталось Грете. За ее выступление. Мне тоже так себе понравился текст Греты. Она все сказала. О чем мне в "Яблоке" рассказывать? Фан-клуб Греты Тунберг создавать?! Или движение имени Греты Тунберг?

Повесила в "Фэйсбуке" 6 марта Vera Yudovina

ВОСЕМЬ ИСКУШЕНИЙ УЧИТЕЛЯ.

«Почему ты пишешь не тем цветом? Почему молчишь? Отвечай!» Первоклассница, которая вчера рыдала весь вечер, от того, что кончилась паста в положенной ручке, а магазины уже закрыты, и купить негде, втягивает голову в плечи.

Малыш пишет контрольную работу. Он очень старается. Ошибка. Он её нашёл, аккуратно перечеркнул. Отступил нужное количество клеточек. Решил заново. Идеально. Четвёрка. Нечего тут! Пусть привыкает!

«Ну, что тут непонятного? Я же всё разжевала и в рот положила.» Всё равно, как врач спросил бы: «Ну, как это может болеть? У меня вот не болит же! И потом я же вас лечу-лечу, а у вас болит.»

Родители делают по ночам уроки, матерятся в душЕ, заискивают или хамят при личной встрече, параллельно боятся подорвать авторитет учителя в глазах ребёнка, ругают программу, ругают ребёнка за двойки – всё это ставит учителя в нелепое, ложное, почти безвыходное положение.

Восемь искушений учителя. Их, наверное, больше. Сейчас я - не совсем учитель. Только отчасти. Но я им была. По крайней мере, лет десять с полной нагрузкой до тридцати часов в неделю – как у всех. Я пишу, конечно, и про себя.( Свернуть )


Искушение 1. Ты - Бог.

Перед тобой тридцать маленьких людей. Они совсем не умеют писать (делать краткие условия, решать квадратные уравнения, брать производные). Им невдомёк, что ты уже двадцать (тридцать, сорок) лет только и делаешь, что пишешь краткие условия и кое-как этим владеешь. Они научатся этому за пару уроков и параллельно ещё тысяче вещей, которые уже давно прошли мимо тебя. Они уверены, что всё на свете ты делаешь так же хорошо, как пишешь краткую запись к задаче. Ты для них – Бог. Ты - Бог и для родителей, которые тоже совершенно не помнят, сколько клеточек надо отступать, не говоря уж о синусе двойного угла.

Я работала в школе. Преподавала математику. На прогулке подслушала: «На это дерево даже Вера Марковна (это я) не сможет залезть!» Вопрос от пятиклассника: «Вера Марковна, а кроме английского, латыни и греческого вы какие языки знаете?» (Увы! Только между нами - я плохо знаю даже английский!)

Искушение 2. Ты - Судья.

Ты ставишь оценки. Нет, дорогой, не дотягиваешь ты до троечки! Плохо! Удовлетворительно! А вот это посредственно! Нет, это никак не пять с минусом, это максимум четыре с плюсом! Забыл тетрадь? Два! Ну, в какой ещё профессии можно, глядя на человека, по праву снисходительно сказать – «плохо, два!»? Можно наградить и, наоборот, лишить награды.

Искушение 3. Ты - Властелин.

Пошла – умылась! Что за вид! Встали! Сели! Рот закрыли! Можно схватить тетрадь и разорвать в клочки. Поставить в угол. Выгнать вон. Отобрать телефон, игрушку, записку. Можно даже её прочесть. Потребовать писать только фиолетовой ручкой и только в зелёной тетради.

Искушение 4. Ты – садист.

Да, да. Есть и такое. Ещё как есть. Раньше, вообще, били розгой – даже самые стойкие становились садистами. Сначала находишь оправдание, а затем и удовольствие. Но и сейчас в твоих руках более слабое (по рангу) существо. У него плохая память, зрение, слух, дисграфия, дислексия, сдвиг, просто свои проблемы, просто ты плохо объясняешь, со всем этим нужно возиться, а, когда, и, главное, как – неизвестно. Можно наорать, назвать тупицей, он заплачет, и тебе уже полегчало, а дальше входишь во вкус.

Искушение 5. Ты – бизнесмен.

Перед тобой не только тридцать трепещущих юных отпрысков, но и шестьдесят не менее трепещущих родителей. У тебя очень мало денег, и ты подрабатываешь – например, ведешь платные занятия по йоге. Ты рассказываешь на собрании или где-нибудь, как здорово йога развивает детские способности, и вот у тебя уже тридцать клиентов. И ходить никуда не надо.

Искушение 6. Ты – не одинокий человек.

У тебя тридцать деток, которые могут с тобой поболтать, посплетничать, и даже за счёт урока будут делать это с большим удовольствием. Ты возишь детей загород в выходные и праздники, приглашаешь их в гости, родители вытирают слезу умиления, тебе есть, о ком заботиться, тебе всё меньше и меньше нравятся родители бедных деток, даже желательно их куда-нибудь деть, ведь, эти дети давно твои, и, не будь тебя, они давно пошли бы по плохой дороге.

Искушение 7. Ты – вымогатель.

Ты пашешь, как вол, как раб на галере. А тут эти родители - такие загорелые, все с Канарских островов, нечего тут комплексовать. Мне ноутбук нужен для работы. И сертификат в салон красоты. Не хуже их. А, главное, дарят, предлагают, слова говорят. И чего теперь – не брать что ли?

Искушение 8. Ты – гуру.

Ты – яркий человек. Харизматичный. Тридцать человек считают тебя гением. Они смотрят тебе в рот! Они счастливы твоим вниманием. Тебя цитируют. Твои рейтинги зашкаливают. Если ты уйдёшь, будет истерика. Массовое восстание. Попытки самоубийств. Ты меняешь программу – её писали идиоты. Ты отменяешь учебники. Ты даёшь детям что-то намного лучшее, чем какая-то пошлая информация. Ты даёшь им себя!

Если человек может устоять перед искушением, он – сильный. Если может долго, годами, всю жизнь, он, как и полагается – святой.
Если же нет, он - просто человек, и лучше ему не попадать в такие условия, где надо испытывать себя.
Не надо обожествлять учителей. Не надо их бояться. И не надо их искушать. Это просто тёти и дяди, тяжело работающие , такие же, как и мы все - глупые и умные, слабые и сильные и имеющие полное право такими быть.

(Вот ни фига себе! В 610. Учитель математики! Там в этой гимназии такая программа по математике... А ведь мы когда-то в одном классе учились. В 239. Я эту учительницу хорошо помню. Хуже Веры по математике...это почти нереально было, только я кажется и учился еще хуже из всего класса. А теперь учительница, оказывается. Я то репетитор по математике только, как раз, на последнем занятии сказал ученику, что учить сразу несколько детей, как в школе, я бы не смог. Максимум трое. Хотя лучше, конечно, когда один-два. Трое учеников - уже учительское жульничество маленькое, - прим. ред.)