Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Повесил 9 августа

Повесил в "Фэйсбуке" Дмитрий Борко
А я как-то пропустил: оказывается, родился еще один вариант песни. Надо сказать, поэнергичнее нашего будет.
Поўная беларускамоўная версія песні «Разбуры турмы муры». Спяваюць Сярге...

Повесил 15 февраля

1:46AM - Повесил в "Фэйсбуке" Игорь Иртеньев

Из сундука

Вроде все уже песни пропеты,

И, казалось бы, сплясаны пляски,

Но еще только брезжат сюжеты,

Что потребуют яркой огласки.

И пока мы в бессмысленных спорах

Вырываем друг другу чуприны,

Где-то там, на кудыкиных горах,

Набухают такие лавины

И такие доносятся лязги,

Что смешны по сравнению с ними

Эти милые детские дрязги

Меж не самыми малыми сими.

2005

Повесил 14 января


Дедушки, которые поют

И про Грету, к сожалению, пишут.
https://www.kommersant.ru/doc/4205270?fbclid=IwAR2-wIclUkVLrR60wlfSUmucJqYbNSvZumB_39Bfmz3udy_lwEGdQM1J-IU
Ученый Александр Городницкий. В "Фэйсбуке" поток оскорблений Греты от автора около 100 научных работ и изобретений, депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга, заместителя председателя партии "Яблоко" Бориса Вишневского.
А это песня ученого Александра Городницкого.

(В голову никогда не приходило слушать Александра Городницкого, это уже совсем ниже плинтуса считалось у тех, среди кого я вырос. А сейчас мне кажется, что глупость и бездарность, совсем не за что уху зацепиться, ни текста ни музыки, везде ноль, кажется и образования столько же, одни только корочки - прим. ред.
(Осенние прим. ред.: - https://www.youtube.com/watch?v=Pm92m6FjQhs)

Повесил в "Фэйсбуке" Лев Рубинштейн

«Ну, зачем же нам, — увещевают нас грамматические пуристы, — нарушать правила собственной грамматики в угоду политической конъюнктуре? Зачем нам эти «Беларуси» или «в Украине», если по существующим правилам русского языка…
А за тем, думаю я, что никакое не конъюнктурно-политическое, а самое что ни на есть живое человеческое чувство солидарности в каких-то случаях принимает и такие вот лингвистические формы — формы осознанного и, в общем-то, конструктивного и смыслопорождающего нарушения писанных правил собственного родного языка. А я для такого явления придумал даже термин «эмпатическая орфография».
Эмпатия, сочувствие, сопереживание, солидарность куда важнее, насущнее и, главное, долговечнее всех на свете правил, которые, как известно, время от времени изменяются, иногда до неузнаваемости, под напором живой истории.

(Кристиан Дростен появится первого сентября, до этого про коронавирус другие рассказывают по немецки в подкастах NDR. Послушал других ученых. Все-таки лень ленью, а переводить то стоит. И тексты разумные и люди приличные руководят наукой и медициной в крупнейших городах Германии и чувство юмора нормальное у них и в теме коронавирусной ориентируются. Завтра надо бы перевести и тут выложить... Я к чему? Они про солидарность говорят, про то, что все эпидемиологические мероприятия - это про солидарность, про эмпатию, про возможность помочь продлить чужие жизни, - прим. ред.)

Повесил в "Фэйсбуке" Игорь Иртеньев

Из сундука
Пора уж взяться бы за ум
Свой беспилотный,
Пора уж прикупить костюм
Из ткани плотной.
А то все майки, свитера,
Ветровки, джинсы…
Весь этот блеск и мишура
Безмозглой жизни.
Пора приобрести пальто
От «Хьюго Босса»,
Чтобы не смог тебе никто
Задать вопроса:
«А кто позволил вас пустить
Сюда, любезный?»
И крепко локоть обхватить
Рукой железной.
Пора уж вызубрить дресс-код
В твои-то годы,
Который право даст на вход
Под эти своды.
В предельно узкий этот круг.
В такую квоту,
Куда не попадают вдруг,
Вот так, с налету.
Туда вступают лишь свои
По таксе льготной,
Там каждый – член одной семьи,
Причем почетный.
Там песни новые поют
О самом главном,
Хотя при этом слезы льют
О прошлом славном.
Там бесконечный бал идет,
И в вихре танца
Никто на том балу не ждет
Тебя, засранца.

Повесил в "Фэйсбуке" Дмитрий Борко

А я как-то пропустил: оказывается, родился еще один вариант песни. Надо сказать, поэнергичнее нашего будет.
Поўная беларускамоўная версія песні «Разбуры турмы муры». Спяваюць Сярге...

Повесил в "Фэйсбуке" Лев Рубинштейн

Институт обысков, когда он из патетической фазы неизбежно перетекает в рутинную, обязательно порождает что-то вроде специфического фольклора.

Так было, например, в позднесоветские годы.

Я лично обысков как-то избежал, а вот вокруг... И некоторые из них косвенно касались и меня. Слава богу - косвенно.

Так, примерно в 84-м году мне позвонил друг-художник, в квартире которого только что прошла довольно многолюдная квартирная выставка. Он позвонил и сказал в принятой тогда как бы иносказательной манере: "Привет! Вчера у меня были гости. Тебе, кстати, тоже привет передавали. Сказали, что на днях зайдут на огонек. Зайдут или не зайдут, но ты бы прибрался на всякий случай в доме".

Ну что ж. Я действительно слегка прибрался в квартире, то есть закидал в большую сумку всякого такого, что могло решительно не понравиться предполагаемым гостям и отнес к знакомым "на передержку".

А гости так почему-то и не пришли. Даже обидно. Впрочем, нет, если честно, то не очень обидно - обыск это неприятно.

Примерно тогда же мне позвонила одна милая девушка, имевшая какое-то отношение к правозащитным кругам.

Она позвонила и сказала, почему-то страшно весело, почти радостно: "А у меня вчера обыск был!" "А чего это ты так веселишься?" - поинтересовался я. "Как же мне не веселиться да не радоваться, - ответила она слегка нараспев, на манер сказительницы народных сказок, - если то, что они искали, они ни хера не нашли, зато нашли пачку индийского чая, которую я искала полгода! Плохо ли!"

Это были годы тотального товарно-продуктового дефицита и несколько нервозной, густо приправленной ощущением дышащей в затылок опасности, а при этом безусловной и постоянной готовности к веселью. Такой вот парадокс.