Головы местным наши в Европе отрезают редко.

Хотя и головорезов приехала туда тьма тьмущая и местных голов кишмя. Так и живут. Русская речь в Германии фоном всюду. Одних поволжских немцев несколько миллионов. Головы они не режут, хотя поножовщина случается нередко. Обычно между своими. Тюрьмы для несовершеннолетних в Германии заполнены, в основном русскоговорящими подростками. У нас и традиции и культура. Кое-где на районах турки верховодят. Кое-где наши. Немцы могут сбиться в стаю и мочить всех, кто под горячую руку только в восточной Германии и только раз в год, на первомай. Все-таки, день солидарности трудящихся. И они совсем не обидчивые, поклонники солидарности трудящихся. Ни карикатурой их не задеть, ни щебетом ненашенским. И до убийства у этих не доходит чаще всего, есть же все-таки какие-то у цивилизованных людей границы. Во Франции всегда было с нац. колоритом жеще, французы позволяли приезжим создавать территории, куда не заходит полиция и где не действуют французские законы. Но допустить, чтобы дикари из Москвы диктовали темы французским учителям... Наверное теперь с соискателей французского вида на жительство будут брать подписку, что они согласны жить в обществе, которое считает нормой смех над любыми пророками.

Мусульмане, или москвичи?

В Германии я жил гораздо дольше, чем во Франции. Но и там и там к мусульманам в кафе заходил нередко. И недорого и поболтать с хозяевами приятно всегда. И с коллегами мусульманами всегда сойтись было легко. Легче, чем с местными найти общие темы. И французский-немецкий нам не родные и родных немало вдалеке. Хоть с арабами африканскими, батрачащими у того же хозяина. Хоть с выросшим в Германии и получившим высшее образование в самом модном университете Германии коллегой турком. Даже когда я по молодости выпендривался в цахаловской форме, с французскими арабами не конфликтовал. Вот от москвичей безопаснее было держаться подальше. И от всех остальных граждан РФ, независимо от вероисповедания. Даже если бы оно у советских людей могло быть

Носы и маски

Летать я почти перестал. Лет пятнадцать уже не летал. Теперь я и хожу то неспешно. Но за реакцией цивилизованного мира на пандемию и мне следить интересно. Мир взрослеет потихоньку, мне кажется. Но не весь. Благодаря, вызванному пандемией ковида кризису, взросление произошло одним скачком. Прыг и они там уже все в масках. Особенный российский стиль ношения масок пока еще не обрел названия, вроде бы.

Мракобесие от Варламова

Новый текст Варламова начинается фразой: "В последнее время я много летаю и могу наблюдать, как мир немного ебанулся из-за коронавируса". Такие тексты люди с минимальным вкусом, или образованием не пишут. Но тема сейчас очень модная. Появилось так много наблюдателей того, как мир "ебанулся из-за коронавируса"...
... Везде, но в России особенно много таких наблюдателей. Даже среди тех, кто всегда выглядел разумным человеком.

Новое питерское "Яблоко"?

Типа того. Вообще то сейчас не время для борьбы за кресло. За должности в региональном отделении. Когда я возглавлю городское реготделение "Яблока" никакой перманентной внутрипартийной борьбы больше не будет. Три месяца до выборов кандидатам на рассказы о своих программах партразвития. Все остальное время внутри партии исключительно партнеры. А не как сейчас. Что "Яблоко" будет делать в Питере? Это будет партия перемен. Коренных. Равноправие. Экология. Защита слабых. А конкретно? Даже не знаю с чего начать. "А чего всегда сразу я то?!" - говаривала в подобных случаях Маша, когда только переехала сюда. Разумные НКО уже все про все написали. Почти про все. Во всяком случае, об экологии и медицине о стариках, сиротах, людях с зависимостями и особенностями развития, многое. С ними и будет стараться взаимодействовать питерское "Яблоко".
А само?!
Что-то и само, конечно.
Вот, например: городской транспорт. Развивать городской транспорт необходимо совершенно иначе, чем это делается.
"Яблоко" в городе. По современным меркам, транспорт, которым могут пользоваться только молодые и здоровые - это вообще не общественный транспорт.
Метро и троллейбусы с автобусами необходимо приспособить для перевозки пассажиров на инвалидных колясках. Перестраивать придется почти все. Наземный транспорт приспособить для перевозки пожилых и тех у кого нарушения опорно-двигательной системы, удастся быстрее, чем подземный. Все члены питерского "Яблока" должны хоть в общих чертах представлять себе перечень стоящих перед городом задач и яблочный подход к решению этих задач.

Лытдыбр

Ни слова сегодня не написал. Без клавиатуры не очень пишется. Почитал о чем другие постоянные авторы СВ пишут. Людмила Петрановская о травле пишет. Олег Корень о психиатрии. Игорь Иртеньев публикует подражания самому себе. Если бы у меня была нормальная клавиатура, я бы тоже мог о психиатрии, или о травле написать. Или подражание Иртеньеву сбацать. Но ее еще нет. Про заседание бюро "Яблока" я бы особенно не писал, даже если бы клавиатура была. Возможно происходящее там конфиденциальная инфа. Возможно и нет. Так что я лучше помолчу. На всякий случай. Хотя мне нравится то, что сейчас начало происходить в "Яблоке". Если коротко: "Яблоко"становится гораздо правозащитнее. "Деловые люди" идут к Навальному. Или свои движения делают, как Ходорковский и Кац. Правозащитники к нам в "Яблоко" приходят. Может быть, я через полтора года, выдвину свою кандидатуру на должность руководителя городского "Яблока". В порядке поддержки усилий Рыбакова, да Явлинского.

?

Болезнь со смешным названием covid-19 лбами столкнула две культуры. Одни говорят "Уже больше миллиона человек умерли!" Другие отвечают: "Уже 25 миллионов выздоровели!" А сколько тысяч миллионов даже и не заразились?! Хотя могли бы?!
Даже шведы не выдержали слюнтяйства и сказали, что у них терпение лопнуло, а кому на роду написано... и так далее. Что уж говорить про Трампа? Тем более про Путина? Или вообще про Лукашенко?
(А у нас вечером встреча одноклассников. Вот как пойти? Да еще мальчишник. А у меня завтра днем ученик. Как я с такой головой урок давать буду? - прим. ред.)

Повесил в "Фэйсбуке" Кирилл Рогов

НЕЛОВКОСТЬ ПЕРВОГО ПРИЗНАНИЯ: ЛУКАШЕНКО И ОППОЗИЦИЯ
Конечно, круглый стол в тюрьме выглядит какой-то комедией про латиноамериканскую диктатуру. Но не нужно спешить. Важное в противостоянии режима и оппозиции начинается тогда, когда вдруг происходят вещи, казавшиеся не представимыми совсем недавно, странные и неформатные. И этот момент очень важно зафиксировать.
Диалог режима и оппозиции всегда начинается с пародии на диалог и откровенного надувательства. (Я сразу прошу всех диванных героев, возмущенных, что оппозиция в Минске еще не взяла все СИЗО и президентский дворец, оставаться на диванах. Я исхожу из того, что люди на улицах Минска лучше понимают, на что у них есть силы, а на что нет.) Диалог всегда начинается с пародии и надувательства, потому что режим не готов признать реальное соотношение сил. Он опаздывает. В этом сценарии - вступление режима в диалог, - как правило, много ходов и поворотов. Режим совершает мнимую уступку и тут же пытается нанести удар. Это нормально.
Важно понимать, что самое главное - произошло. Явление Лукашенко в СИЗО - это немыслимый, громадный успех беларусского протеста. От "кто это такие, я сейчас их под асфальт закатаю, какие переговоры!" - режим перешел к первой стадии признания реальности. Это как в ромэнтик аффэр: переход от "кто ты вообще такой?" к "ну, и о чем ты хочешь поговорить?"
Явление Лукашенко в СИЗО - это признание, что протест является главной политической силой в Беларуси, с которой Лукашенко не может справиться. И это фундаментальное политическое событие, все остально - дикий антураж этого события - это мелочи. Каков человек, таков и антураж.
Две важных детали на будущее. Отсутствие за столом Колесниковой. Какие бы там ни были объяснения, ясно одно. На сегодняшний день политический капитал Колесниковой (как мне кажется) превышает капитал всех остальных, сидевших за столом, и соразмерим с капиталом Лукашенко. Все бы только и смотрели на ее мгновенное появление на экране: похудела? как выглядит? Поэтому ее и не могло там быть.
И второе. Лукашенко сказал главную фразу, придуманную спичрайтерами и советниками: "Конституции не пишутся на улицах". Он, видимо, намекал, что они пишутся в тюрьме. Но нет. Мы, наблюдающие это со стороны, конечно, понимаем в драматургии самой этой дикой сцены "круглого стола в СИЗО", что - да, конечно, конституции пишутся на улицах! Разумеется, их конкретный текст прописывают юристы в своих кабинетах, но главное, что в них будет написано, - это пишется на улицах, ТОЛЬКО НА УЛИЦАХ.