Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Categories:

Островки памяти.НИОПиК ликвидирован. Мы в ГИПХе.

Конец апреля 1942 года. Я прихожу в НИОПиК. Меня направляют в помощь Зинаиде Николаевне Славной — это наша лаборантка, пожилая женщина, очень симпатичная, она большой специалист по окраске тканей. Она уже проконсультировалась у бухгалтера Технологического института, и передает мне свои сведения. Мы должны рассчитать с ней зарплату на всех сотрудников, которые переводятся в ГИПХ, и на тех, которые увольняются, и на тех, которые уволились, уехали, но зарплату не получили. Дело в том, что мы как филиал подчинялись Московскому головному институту, но они про нас забыли. И с октября ноября 41-го мы перестали получать зарплату. Расчет зарплаты дело несложное. Надо знать тариф и вычесть налоги. Но хотя народу в НИОПиКе немного, но почему-то у всех разные зарплаты. Научные сотрудники или, как говорили, химики, получают от 450 и выше — 500, 550 и 600 рублей. Научные руководители групп получают 700 или 800р. Руководитель филиала — 900. Лаборанты от 250 до 400. У каждого своя зарплата, кроме того, налоги тоже разные и они меняются. Кроме подоходного налога и культсбора, (около 10% зарплаты) введен еще с какого-то месяца военный налог — тоже 10%. Потом государственный заем, он идет с апреля или с мая. Причем в 41-м и до весны 42-го это обычно в сумме месячного оклада в год, около 10% в месяц. А с 42-го подписываются на два месячных оклада. Кроме того, введен с какого то месяца налог на бездетность — 6% Итого: подоходный, культсбор, военный — 20%, да еще 20 % займ. На бездетность — 6%, партийные и комсомольские — 3%, профсоюз — 1%, получается, половина зарплаты уходит государству. Из моих 450 р., я получаю 225 р. Квартира мне стоит 121 р. и оставшиеся на жизнь, сто с чем-то рублей, мне еле хватает, а иногда и не хватает на выкуп продуктового пайка.
Итак, я превратилась в счетовода. Мы с Зинаидой Николаевной заполняем большие листы, в каждой клеточке зарплаты или вычеты за такой-то месяц на одного сотрудника, рассчитываем всех сотрудников и получаем (я уже не помню, кто выдает) зарплату. Сразу много денег за много месяцев.

Первого мая был серьезный подъем к восстановлению города. Все намеченные к маю мероприятия были выполнены. Во-первых, закончили уборку города. В каждом доме во дворе был устроен водоразбор. То есть была проведена линия с водопроводной водой, которая, как правило, шла через подвал, чтобы вода не замерзала. Ленинградцы могли уже больше не ходить к Невке, Фонтанке или Обводному Каналу за водой, относительно грязной, а получать водопроводную воду во дворе своего дома. Правда, надо было все равно носить ее в ведрах в свою квартиру, это продолжалось еще два года. Следующей колоссальной победой было то, что с 1 мая 42-го года силами лениградцев, подготовив рельсы и электропроводку, пустили трамвай. Пустили пока только 5 маршрутов, но они соединяли окраины города с центром и с другими окраинами, и превратили отдельные районы Ленинграда в единый город.
В начале мая 1942 года открыли бани. Чтобы помыться, нужно было сперва получить талончик. Их выдавали на предприятиях и в домохозяйствах. Я приобрела талончик в баню, которая находилась на улице Чайковского, д.1. Отстояв 2 часа в очереди, попала в раздевалку, а потом в мыльный зал. Баня, как баня, но в ней была отличительная особенность: отсутствовала стена между мужским и женским отделением, вероятно, ее разобрали на топливо. Обслуживающий персонал бани не догадался пускать женщин и мужчин в разные дни. На отсутствие перегородки мало кто обращал внимание, большинство посетителей были как скелеты, нам было безразлично, кто моется рядом.
Вскоре в ГИПХе были устроены душевые кабины для сотрудников, которые работали один раз в неделю для женщин и один раз для мужчин, и проблема мытья при отсутствии воды в квартирах для ГИПХовцев была решена.
Кроме того, навели порядок с выдачей продуктов по карточкам, о чем уже говорилось ранее. Для нас, сотрудников бывшего НИОПиКа, эта дата была еще важна тем, что наш филиал ликвидировали, а всех работающих перевели в ГИПХ, соединив с еще некоторыми отдельными сотрудниками, оставшимися в Ленинграде после отъезда Университета или Технологического института, и организовали лабораторию органической химии. Самое замечательное было наличие в ГИПХе электричества. Своего собственного. Был так называемый движок, на чем он работал, я не помню, но у нас работали вытяжные шкафы, масляные и вакуумные насосы, было освещение, работали электрические плитки. И хотя мы оставались голодными, а в лабораториях было холодно, — мы работали. В нашей лаборатории было несколько групп. Одна из них под руководством Давида Зиновьевича Завельского разрабатывала технологию синтеза и выпускала лекарства. Другая группа под руководством Ивана Васильевича Грачева, я тоже в нее входила, занималась разработкой и изготовлением цветных индикаторов для обнаружения боевых отравляющих веществ (БОВ). Защите от БОВ уделялось большое внимание, потому что в боях под Ленинградом на освобожденной территории было обнаружено вражеское химическое подразделение с БОВ, подготовленными к запуску в Ленинград. Эти вещества были переданы в ГИПХ, где их расшифровали и на каждое отравляющее вещество создавались индикаторы для их определения.
Другой задачей группы Грачева была разработка метода синтеза и выпуск красителей для цветных сигнальных дымов из имеющегося в Ленинграде сырья. Как готовить красители для цветных дымов было известно, но в Ленинграде не было сырья для их синтеза. В ГИПХе были разработаны другие, подходящие красители желтого и красного цвета. Иван Васильевич за эту работу получил орден Красной звезды.
В ГИПХе был ряд лабораторий и несколько цехов, которые изготовляли и выпускали приборы для определения БОВ, так называемые индикаторные трубки — маленькие стеклянные трубочки, набитые силикателем, пропитанным индикатором, который окрашивался, если через него прокачивали воздух, содержащий БОВ. Были цеха, где собирали индивидуальные пакеты для рядового и для офицерского состава, был спичечный цех, был цех для производства невоспламеняющейся жидкости для защиты от зажигательных бомб, стропил и балок на чердаках. Выпускались бутылки с зажигательной смесью и многое другое, необходимое для обеспечения Ленинградского фронта. Мы разрабатывали, нарабатывали и выпускали химическую продукцию.
Сперва мы нарабатывали продукцию в стеклянной посуде, а потом, по решению начальства, проводили синтез в большем количестве. Для этого в одной из лабораторных комнат установили деревянный бак с мешалкой, и так называемым мерником — сосудом, из которого подается в бак реагирующая жидкость. И сразу стали выпускать относительно большие партии продуктов. Дело в том, что на каждый продукт начальство нашей лаборатории получало разнарядку — о необходимости выдать такое-то количество продукта к такому то сроку. И это надо было железно выполнить, все шло на фронт и никакие обстоятельства не должны были этому мешать. Химические процессы обычно нельзя прерывать, поэтому на химических заводах работа, как правило, круглосуточная — день-вечер-ночь. Здесь тоже работа шла посменно, и однажды на ночь вышла я и наша сотрудница Валентина Михайловна Шоур. Процесс шел нормально, одно вещество понемножку добавлялось в другое, все это перемешивалось. И вдруг погас свет. Прекратилась подача электротока. Надо было либо прервать процесс, либо все продолжать перемешивать вручную. Мы выбрали второй вариант. На этот случай было сделано весло, и мы вручную, каждые10 минут сменяя друг друга, перемешивали в течение часа веслом реактивную смесь. Потом дали ток. Руки у нас болели, но мы спасли большую партию продукта и подготовили его своевременную выдачу.
Subscribe

  • В городе Хайфе

    Поболтал с подругой из Израиля. Теперь все на мониторе моего компьютера: и продукты в магазине и друзья и ученики. Дальше кухни и ходить то особенно…

  • Выборы-2021, Питер. Предкампания.

    "СВ" начинает публиковать мою предвыборную программу. Наброски к ней. Итак, часть первая. Сегодня о главном. Поскольку мне довелось часто…

  • Повесил вчера в "Фэйсбуке" Дмитрий Борко

    Наверное, самый образный кадр последних дней: справа из Газы летят ракеты, их встречает израильский "щит". Это - все, что можно сказать о военной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments