Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Categories:

Повесила в "Фэйсбуке" Людмила Петрановская

Коротко напишу, потому что уже тону в комментах.
По поводу кейса с поиском семьи, оставившей ребенка.
1. Пост Лиды неэтичен и непрофессионален. Так нельзя делать. Нельзя вываливать актуальные кейсы в публичное пространство, да ещё с кучей деталей. Никакая высокая цель привлечения внимания к проблеме этого не оправдывает.
2. Искать родных имеет право как ребенок, так и его полномочный представитель. Если прошло много лет, если никто не знал, если "для них будет шок" - все равно имеет. Проблему здесь создал тот, кто скрывал. Ответственность того, кто ищет - делать это по возможности экологично, обращаясь за помощью, если не знаешь, как. Но нет ответственности обслуживать чужое решение солгать.
3. Подобного рода тайны могут плохо отражаться на жизни семьи, в том числе на жизни ничего не подозревающих детей и их детей. Это иллюзия, что "лучше ничего не знать". Очень может быть, что правда кого-то спасет, а не только причинит боль.
4. Нет такого понятия "отказ от ребенка". Иначе множество отцов бы просто писали заявление - и вуаля, никаких алиментов. Родительство неотменимо. Можно передать ребенка на воспитание государству, можно написать согласие на усыновление. Может само государство лишить родительских прав (но не обязанностей). Никакого "отказа" нет и быть не может, это понятие из разговоров бабушек на скамейке.
5. И уж тем более нет и не может быть никакого "права" объявить ребенка несуществующим. Возможность есть (не очень надёжная в век тотальной прозрачности), причины для этого есть и они понятны, но права - нет. Право не возникает из одного только "я так хочу, так будет лучше", под ним должно быть основание. Если мы считаем ребенка просто частью матери, ее частным делом, мы не должны запрещать инфантицид. Если для нас ребенок - отдельный человек, мать не может иметь права объявлять его умершим. Ещё раз: она может так поступить, и ее можно понять. Но права - нет. Если такое советуют врачи, это должностное преступление.
6. Никто не может обязать родителей тащить самостоятельно тяжелого ребенка и класть жизнь на алтарь. Никто не имеет права осуждать родителей, которые приняли решение не делать этого. Но жизнь ребенка, пусть даже в ДДИ, к которому приходят, которым интересуются, в чье здоровье и развитие кто-то вникает, в порядки лучше, чем жизнь ребенка "ничейного". Все риски снижаются в разы: и риски жестокого обращения, и риски пренебрежения, если известно, что придут родные. Есть куча ситуаций, когда участие семьи может быть важно: например, посещения в больнице, дополнительные обследования, особые потребности.
Кроме того, семья, которая сейчас в шоке, не в ресурсе, не имеет условий, через несколько лет может оказаться в более благоприятной ситуации и захочет забрать ребенка. Это будет легче сделать, если она будет его знать, будет в курсе всех его потребностей и у них будет контакт.
Задача государства, общества и специалистов - дополнять ресурс семьи там и тогда, где его не хватает, а не оттеснять ее от ребенка.
7. В целом никогда создание иллюзий и избегание сложных коммуникаций не являются хорошим решением. Ни в семейной жизни, ни в общественной. Поощрять эти инфантильные стратегии - плохая идея. В жизни много боли и несправедливости. Мы не всегда можем это изменить, но точно можем не зажмуриваться.
(Все блестяще, кроме пункта первого. Мы с Людмилой не раз спорили в ЖЖ об этом. Актуальные кейсы вываливать в публичное пространство можно, по моему, ребенку и его законным представителям. Просто потому, что это их жизнь, а не жизнь тематических специалистов. Что левой пятке ребенка захотелось, то и вывалит ребенок о себе куда ему вздумается, нравится это кому-то, или нет, - прим. ред.)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments