Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Categories:

Повесил в "Фэйсбуке" Дмитрий Львович Быков

Я, разумеется, встречал во Внуково Навального, и главное ощущение — даже не стыд.
Когда оглядываешь толпу, ожидающую прибытия Бузовой (о чьём возвращении в Москву, как она написала, знали три человека), и видишь, главное, как полиция подносит этой толпе плакаты типа «Оля, ждём» и т.д. — а при этом несколько сот человек не впускают в аэропорт, держа их на двадцатиградусном морозе, и все журналисты по флайтрадару отслеживают повороты самолета Навального,— это не страх, и даже не стыд, и даже не цирк. Это ужасное чувство, что при таком искусстве создавать для себя неразрешимые проблемы руководство страны не может справиться даже с ерундовыми вызовами. Если они так боятся одного блогера с женой, которому вдобавок сделали международную славу неправыми судами и неудавшимся отравлением,— всё очень, очень плохо. Это перспектива не только позора, но голода; не просто арестов (этим они уже никого удивить не могут и ничего другого не умеют), но полного разложения системы. И в этом единственная настоящая аналогия с ситуацией столетней давности.
И второе. Они ненавидят Навального до визга, до полного забвения приличий, и теперь, когда он добровольно явился к ним в пасть, испытывают сложнейшую — хотя сами они очень простые — смесь эмоций. Они жаждут его уничтожить, он у них в руках, но сделать этого нельзя. Сочетание доступности и неприкосновенности — близок локоть, ан не укусишь — творит чудеса. В этих обстоятельствах от них можно ожидать чего угодно, и значит, верна тактика Навального, о которой он говорил десять лет назад в интервью «Собеседнику»: если создать для них несколько точек напряжения — крыша поедет. Сейчас она едет. «Ибо нет на свете большей муки, как хотеть отомстить и не мочь отомстить» — Н.В.Гоголь, «Страшная месть».
Сохранять лицо им уже незачем — они его потеряли бесповоротно ровно в тот момент, как развернули самолет из Внуково в Шереметьево, что было прежде всего бессмысленно. Теперь от них можно ожидать всего, то есть буквально и абсолютно всего, вплоть до массовых похищений или публичных избиений, всю динамику Лукашенко мы видели. Одна фотография прощания Юли с Лёшей сделала больше, чем вся телевизионная пропаганда. И это означает не просто конец двадцатилетнего этапа российской истории, а конец долгий, мучительный, унизительный, травматичный и отчаянно некрасивый. Мы, может быть, не заслужили другого, но от этого не легче.
А советов и призывов не будет. Потому что этого главного вектора никакие действия изменить не могут. Доставать главного российского оппозиционера из пасти надо всё равно, но отстраивать страну заново придётся так и так: они не справились. Это и будет главным итогом всех их художеств.

«Собеседник»
Subscribe

  • Повесила в "Фэйсбуке" Alexandra Garmazhapova

    Какой-то зашквар обсуждать внешность кого бы то ни было. Смотрю, в ленте оживились – оценивают внешность кандидатов в депутаты. Одна пишет, что она…

  • Перепостил в "Фэйсбуке" Michael Favorov

    Ольга Голубовская 3 ч. · ЕЩЁ НЕМНОГО О DELTA И ЧТО С ЭТИМ ДЕЛАТЬ В преддверии роста заболеваемости, наблюдаемое во многих странах. В США за…

  • Казахстан? Или Киргизия?

    Прослушал! Но точно кто-то из. Вообще без масок прошли почти все. Четверо из пятерых! Как в автобусе! А так, хоть Конго, хоть Демократическая…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments