Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Categories:

Мои самые запомнившиеся публикации в "СВ" последних десяти лет. Ну ок, тринадцати-четырнадцати.

Декабрь 2007.
Вопросы опеки и попечительства
Не так давно высказался в том смысле, что этот журнал не место для автобиографических подробностей. Боюсь, что опять не смогу удержаться. Повстречал государство у себя дома.

Предыстория вчерашних событий такова: возникло желание взять ребенка из детского дома, выбор школы усыновления, посещение, многомесячный сбор документов – все не без приключений, но в каких-то, пусть и широких, рамках.

По прошествии полугода, в августе, мне случайно рассказали об одном ребенке. Судя по описанию, мы могли бы поладить. Ситуация, правда, такова, что забрать лучше бы сразу, в течение месяца. Имея на руках все документы, за разрешением надо идти в Местную администрацию муниципального образования. Главный специалист отдела опеки и попечительства МО № 60 Наталья Байкалова встретила очень любезно. Барышня, лет 25 на вид внимательно прочитала документы и задала несколько вопросов. Если я работал журналистом на «Фонтанке», не знаю ли Лешу Яушева? Почему генеральным директором в справке с места работы назван не знаменитый Андрей Константинов, а некто другой? Ответил инспектору на оба заковыристых вопроса и мы договорились о дате осмотра квартиры для составления официального акта.

Осмотр состоялся, но очень не скоро. В августе мы с Натальей Ивановной не успели. В назначенный день я отпросился из редакции газеты «Мой район», но Главный специалист простудился. Напомнил Наталье о том, что ребенок торопится и мы перенесли встречу на два дня. Отпросился еще несколько раз, но простуда затянулась. А потом и спешить уже стало не так важно. Наталья Ивановна в итоге все-таки пришла, от ее кабинета до моих дверей от силы полторы минуты. Все осмотрела. Собаку заперли к ее приходу. Сказала, что ее беспокоит ворона в вольере – животное может напасть на ребенка. Успокоить специалиста информацией о весе вороны, да еще трехмесячной и ее пугливости не удалось.

Через некоторое время Наталья Байкалова сообщила по телефону о том, что комиссия проголосовала против. Нормативные акты предусматривают при этом выдачу на руки отрицательного заключения, информирование о порядке обжалования. Но главный специалист отдела опеки посоветовал вместо этого обратиться к ней еще раз, сделав ремонт.

Требования менялись, в октябре Наталья Байкалова приходила вместе с коллегой. Высказала несколько изменившиеся пожелания. В начале ноябре отнес в МО заявление с официальной просьбой составить акт осмотра жилой площади. Наталья Ивановна болела, но заявление взяла сотрудник, участвовавшая в октябрьском осмотре. Установленные постановлением правительства РФ 20 дней прошли, но ответа из МО не поступило. Тем временем начали истекать, собранные месяца за три постоянной беготни, документы. Благодаря главврачу поликлиники, удалось продлить истекшую справку с тремя десятками печатей и подписей из разных учреждений.

Вчера утром пришел в опеку. Наталья Ивановна попросила подождать в коридоре – она хочет, чтобы в разговоре принял участие юрист Муниципального округа №60. В крохотном полуподвальном коридорчике, может 5 кв. метров было пусто. Всех развлечений – плакат «Ищу маму» на стенке и три полуоткрытых двери кабинетов с табличками на которых указаны обитатели. Комната неизвестного мне назначения, опека с попечительством и дверь в комнату Главы местной администрации и двух его заместителей.

В последней оживленнее, обсуждают «день КГБ» и Александра Яковлевича, «которого нам надо поздравить». Вскоре в коридоре появился высокий уверенный молодой человек. Он поочередно заходил во все кабинеты с бумажкой в руке и вопросом: «у кого тут печать Панова?». На бумажке, которую, он, сотрудник районной администрации, принес в администрацию муниципальную, подпись Панова есть, а печати Панова не хватает. В кабинете главы администрации гость задержался подольше. Было слышно, что ему непонятно, в чем тут проблема. Главе администрации местной судя по тексту было непонятно чего посетитель хочет, если Панова нет на месте.

Тихий застенчивый мат, чуть усиливал смысл сказанного Главой. Когда гость покинул кабинет, Глава администрации Игорь Миронов упомянул «чмоблядь», чуть-чуть добавив громкость. Посетитель с бумажкой вышел из коридора на лестницу, обронив : «ты сам чмоблядь», еще до того как закрыть дверь. Не прошло и двух секунд, как Игорь Миронов выскочил в коридор и распахнул дверь на лестницу: «Это ктоблядь чмоблядь?» Посетитель не очень охотно вернулся с лестницы, но держался твердо: «Это тыблядь чмоблядь». В коридорчике стороны продолжили поиск чмобляди, повысили интонацию до "очень громко" и даже сделали еще по шагу навстречу друг другу выгнув грудь колесом. Представитель районной администрации Петроградского района, плечистый, ростом под 190 на открытом пространстве имел бы лучшие шансы. Но в этой тесноте более тяжелый руководитель местной имел свои козыри, со стороны он смотрелся чуть увереннее. Может быть посетитель опасался прямого столкновения на чужом поле. Таблички на дверях кабинета Главы администрации подсказывали, что оба его зама – мужчины. Тожеблядь, наверняка, не ангелы.

В интернете мне попадались сетования пользователя Dune, помогающей детям из сиротских учреждений на то, что ей не удалось найти подход к сотрудникам МО, возможно у кого-то другого это получится. Сидя в пятиметровом коридоре думалось про отход - до двери не добраться, когда конфликт перерастет в горячую фазу, зритель в тесном помещении точно разделит участь конфликтующих. Я преувеличенно громко засмеялся. На главу администрации смех посетителя немного подействовал. Он побежал в кабинет и тут же выбежал назад.
«Фамилия!», - заревел он.
«Горбунов», - мрачно, но вполне спокойно ответил гость.
Противники закончили совместный поиск чмобляди, не скрывая друг от друга, что займутся этим в индивидуальном порядке. После того, как гость покинул контору, а Игорь Миронов вернулся на рабочее место, некоторое время можно было слышать его комментарии для подчиненных – оказывается в администрации Петроградского района чмоблядь поселилась давно и сумела вытеснить других сотрудников. В районной администрации, наверное, уже обсуждали местную. Вскоре подошел юрист Владимир Асафьев и мы пошли общаться в комнату опеки.

Для начала Наталья Байкалова поделилась новостью – она сумела выяснить, что «Фонтанку» я покинул в результате серьезного конфликта. В ответ я честно признался, что впервые об этом слышу и поинтересовался источником информации. Наталья Ивановна источник не раскрыла, судя по нашей первой встрече, либо это соученик Леша Яушев, либо ей удалось познакомиться со знаменитым Андреем Константиновым. Не станет же Главный специалист сочинять. О том, насколько подобная розыскная работа законна и не пострадала ли тайна усыновления, я сегодня спросил в письме у прокуратуры Петроградского района.

Забавно, что о «Фонтанке» со мной заговорил и юрист Владимир Асафьев.: «Я прочитал Вашу справку о доходах с «Фонтанки». Знаете, не впечатляет».
Сравнивать доходы журналиста с тем, сколько зарабатывают профессионалы государственной службы и правда трудно. Зато и работа у журналиста поспокойнее, сцен наподобие коридорной я не вспомню ни в одной из питерских редакций. Да и физические кондиции для работы в органах государственной власти у нас не те, может, разве Саня Фролов мог бы попробовать...

Подумалось, что Горбунов возможно не так уж далек от истины, в
своих оценках сотрудников МО, но юристу об этом говорить не стал. Напомнил о действующем законодательстве РФ и предложил оставаться в рамках.

Наталья Байкалова и Владимир Асафьев согласились и на рамки. С оговорками правда – юрист МО сообщил, что документы я собрал весьма спорные. Да, в школе усыновителей на Звенигородской юрист говорит, что нужны такие. Но Комитет по Труду и Соцзащите опеке не указ, муниципалы независимы. К тому же на двух юристов всегда можно найти три мнения. Вдобавок выяснилось, что то, о чем мы прежде договорились с Натальей Байкаловой больше не действительно. Психолог рекомендовал мне первые недели три, адаптационные, полностью посвятить ребенку. Главный специалист отдела опеки вначале поддержала. Вчера оказалось, что теперь опеке нужна постоянная работа для согласия. «А если у Вас будет постоянная работа, Вы не сможете уделять время ребенку», - разъяснил безвыходность моего положения юрист.»

Осмотр квартиры назначенный на сегодняшнее утро не состоялся. Наталья Ивановна заболела. Перенесли на понедельник. До этого времени надо успеть решить несколько непростых задач. Как оформить документ, свидетельствующий, что в «Фонтанке» я перестал работать потому что истек срок договора а не переругавшись? И какое это, вообще, имеет значение? Где взять справку, что я смогу заниматься ребенком, если у меня будет работа на полный день? Где взять новые документы, если старые истекают, а Главный специалист хронически простужен? Когда, взявшие детей в заложники профессиональные искатели чмобляди, наконец найдут что ищут?

За время общения с сотрудниками местной администрации заметил, что они совершенно никуда не торопятся. Дети легко посидят в детдомах сколько надо, им там вроде бы, если верить Главным специалистам, даже и лучше.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments