Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Categories:

Повесил в "Фэйсбуке" священник Яков Кротов

СЦЕНАРИИ ПРОТЕСТА. НЕМНОГО ЗАНУДСТВА И РАЗЖЁВЫВАНИЯ ПЕРЕЖЁВАННОГО

Что меня смущает в протестном движении. Я был бы рад нарисовать схему, но рисовать я не умею совсем, вообще.

Отправная точка была бы такая: я сознаю свои политические идеи либо не сознаю.

Даже идея иметь в своём районе депутата, который бы не зависел от власти и был бы на стороне жителей против мошенников и воров - это политическая идея. Столетняя диктатура аппаратчиков сделала "политику" ругательным словом. Люди боятся сказать, что у них есть политические убеждения. Люди делают вид, что презирают политику как грязное дело. Тем не менее, политические идеи есть у каждого, в том числе, у абсентеиста, у эскаписта, у того, кто заявляет, что не будет участвовать ни в чём политическом. Отказ от участия тут - тоже участие. Конформизм - делегирование власти своих политических полномочий - тоже участие.

Если человек не сознаёт своих политических взглядов или делегирует другому говорить от своего имени, он на стороне несвободы, деспотизма и - как это? - ах да, кровавой гебни. Очень жаль, но это так. Он влился в Диктатора.

Если человек сознаёт свою политическую позицию, и это позиция Диктатора, он тоже влился в Диктатора.

В августе 2019 года политическая идея оказалась очень простой: нельзя бить невинных людей, если они похожи на меня.

Это не высказывалось в таком виде, но идея именно такова. "Невинные" тут - случайные прохожие, "наши дети" (участник протеста инфантилизируется, растворяется в себе). Причём "похожи на меня" - непременное условие. Если бьют или даже убивают невинных жителей чеченского аула или геев - нет возражений. Но тут человек, похожий на меня, - его нельзя.

Довольно примитивная и узколобая идея, но всё-таки идея. Это ещё не предел - возможна и совсем ссохшаяся политическая идея: "Меня бить нельзя". Не другого, а меня и только меня, а остальные меня не волнуют. Это очень распространённое политическое мировоззрение.

"Нельзя бить людей, похожих на меня". У носителя этой идеи есть 4 варианта. Во-первых, пропагандировать эту идею, обращаясь как к бьющим, так и к законченным эгоистам (см. выше). Во-вторых, выйти на демонстрацию в защиту этой идеи. В-третьих, выйти на демонстрацию в защиту другой идеи, но подразумевая именно эту. В-четвёртых, молчать и таи мечты заветные свои.

Варианты 2 и 3 (выход на демонстрацию) подразумевают два следующих варианта. Я вышел с требованием не бить невинных людей, похожих на меня, а требование не удовлетворяют. Я могу обратиться в суд, могу не обращаться, а продолжить выходить на демонстрации.

Обращение в суд в условиях диктатуры - это просто лишний этап. Суд откажет, и человек вновь перед выбором: пропагандировать или демонстрировать.

Демонстрирование подразумевает несколько вариантов, но все они тупиковые. Либо человека посадят в тюрьму, либо излупят так, что он перейдет к сценарию "прикинуться ветошью и не отсвечивать", либо его убьют, либо он эмигрирует.

Вот здесь в России обычно вспоминают 1917 год: мол, смогли же демонстранты свергнуть царя! Потому что их было много! Так давайте же...

Демонстранты не свергли царя. В 1917 году демонстрации привели к замене самодержавия Романовых на самодержавие Ульянова и его преемников. Такой результат был вызван именно тем, что при самодержавии Романовых вариант пропаганды - то есть, мирного, ненасильственного политического развития - был резко ограничен. От Ульянова до наших дней он ограничен ещё больше.

"Пропаганда" - возвращаясь к 1 варианту - это ведь не только и не столько проповедь, декларация, сколько диалог и совместные действия. Демонстрация - лишь одно из многих действий. Первичным же действием является объединение с единомышленниками - людьми более или менее близкими по взглядам. Объединение не разовое, объединение разноуровневое, в зависимости от ситуации, но объединение. Объединение, в результате которого открывается широкий спектр действий, хорошо известных по жизни других, демократических стран, которые пришли к демократии не потому, что выходили каждую субботу на демонстрации.

Вот здесь настоящий блок - блок психологический. Такого объединения в России боятся и стыдятся. Не только "движение", но и "партия" - слова глубоко презираемые. Навальный вроде бы создал партию, но старается это не афишировать, это подрывается его имидж лидера "всего" - это и имидж Путина, который лидер "всего". Ценится всеединство, цельности, а объединение единомышленников - которое по определению не может включать "всех" - рассматривается как предательство "всех".

В итоге в политической жизни начинает доминировать - словно крапива на лугу - то же обрядоверие, что и в жизни духовной. Ориентированность на повторение неких формул, на всеохватность, на количество. Что и есть суть и методы диктатуры.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment