Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Categories:

Повесил в "Фэйсбуке" священник Яков Кротов

СТЁБНО-НАБОЖНЫЙ МИЛИТАРИЗМ: ОТ ИСААКИЕВСКОГО СОБОРА ДО МАСКИРОВОЧНОГО ПОЛКА

23 февраля 2019 года хор под управлением Владимира Беглецова дал в Исаакиевском соборе концерт в честь дня Красной армии (таково изначальное название праздника). Была исполнена песня об атомной бомбёжке США — песня, написанная в 1970-е годы как ироническая (высмеивалась низкая зарплата военных):

««На подводной лодочке с атомным моторчиком, // Да с десятком бомбочек под сотню мегатонн, //
Пересек Атлантику и зову наводчика: // «Наводи, говорю, Петров, на город Вашингтон!»
Беглецов заявил, что это просто поздравление с праздником: «Мы не переписываем тексты ради политкорректности».
Политкорректность — это один из главных врагов России, презираемый и осмеиваемый. Хотим убить и убьём, хотим ненавидеть и ненавидим. Долой лицемерие. Мы не ханжи, мы православные.

За 3 недели до этого в интервью Беглецов сказал: «У нас культура пения значительно содержательнее, чем на Западе … [На Западе] нет целостного, идущего от народа, вектора развития… Ставить в России русские оперы крайне важно, они ведь, подобно сказкам, формируют наш архетип». Правда… »Мой сын уже взрослый, сейчас учится в Вене, он скрипач».

Антизападничество само собой, а обучение на Западе само собой. В интервью Беглецов сказал о своём хоре: «Сегодня мы «в штате» Исаакиевского собора. То есть наш работодатель — государственный музей-памятник. Никто не знает, как долго он останется музеем. Если статус изменится, то вопрос сохранения хорового коллектива встанет ребром. Зарплата артистам — расходы вроде небольшие, но сейчас это решено таким образом, что музей нас содержит, не требуя денег из городского бюджета».

Петербургские интеллектуалы выходили в пикеты, требуя не передавать Исаакиевский собор. Добились своего. Они не потребовали запретить исполнение подобных песен в соборе. Они и против войн, ведущихся Россией в Украине, Чечне, Сирии не протестовали — во всяком случае, с таким размахом, с каким отстаивали «свой» «очаг культуры».

Не протестуют они и против того, что в Исаакиевском соборе действует настоящая «мельница», перемалывающая экскурсии из детей и взрослых, остаток старой советской системы пропаганды. Что именно пропагандируют? Да тот же милитаризм, собор оказывается памятником военных успехов России. Действительно, без завоеваний и трофеев собора бы не было.

Конфликт интеллектуалов — экскурсоводов, учителей, журналистов дозволенных газет — с Церковью носит вторичный характер. По главному вопросу — о войне — интеллектуалы вполне солидарны с Московской Патриархией. Антиклерикализм русских интеллектуалов — это война одного отдела военного министерства с другим.

Конфликт исчерпывающе описан и высмеян в знаменитой сатире Толстого и Жемчужниковых 1884 года «Военные афоризмы Козьмы Пруткова»: «Церемониал погребения тела в бозе усопшего поручика и кавалера Фаддея Козьмича П…». Начинается с того, что полковой священник анафематствует полковника, полковник приказывает посадить священника под арест. Развязка:

«Узнав о намерении полковника, отец Герасим изготовил донос графу Аракчееву, в котором объяснял, что полковник два года не был на исповеди. О том же изготовил он донос и к архипастырю Фотию и прочел на пикнике полковнику отпуски. Однако, когда подали горячее, не отказался пить за здоровье полковника, причем полковник выпил и за его здоровье. Это повторялось несколько раз, и после бланманже и суфле-вертю, когда гг. офицеры танцевали вприсядку, полковник и отец Герасим обнялись и со слезами на глазах сделали три тура мазурки, а дело предали забвению. При этом был отдан приказ, чтобы гг. офицеры и юнкера, а равно и нижние чины не смели исповедываться у посторонних иереев, а только у отца Герасима, под опасением для гг. офицеров трехнедельного ареста, для гг. юнкеров дежурств при помойной яме, а для нижних чинов телесного наказания».

Например, с 1993 года существует внутри военного ведомства православный солдатский хор. До 2016 года он находился в Смоленской Зосимовой пустыни. Этот монастырь был возвращён Церкви, но при этом остался внутри военной части. Корреспондент «Культуры»: «То ли часть внутри монастыря, то ли монастырь в составе части, поначалу и не разберешь … Попасть в монастырь можно только через армейский КПП, предъявив документы и получив пропуск».

Из солдат тут создан — в 1993 году, отнюдь не при Путине — православный хор «За веру и отечество». «Подать заявление на службу в нашем подразделении можно через управление Минобороны по работе с верующими». Хор выпустил 17 альбомов, гастролировал в Испании и Италии.

Игумен Варнава Столбиков, руководитель хора: «Люди верующие воюют не из-под палки, не за материальные ценности, а за свое Отечество. Мы учим солдат защищать Родину и веру, а не убивать». То есть, убийство есть защита веры.

«Больше ста человек, отслуживших у нас, стали священниками».

В 2017 году хор вместе со Столбиковым был переведён ближе к Москве, в воинскую часть 55591 инженерных войск маскировочного полка в Красногорске.

Рядом с этой статьёй статья Виктора Сокирко о священниках в армии. Курсы по подготовке капелланом созданы при министерство любви тоже в начале 1990-х годов, ими руководит бессменно Александр Суровцев. Сокирко пишет, что священникам «в силу духовного сана им вообще запрещено брать в руки оружие». Однако, военные излагают обстоятельства иначе:

«В этом [2014] году оружие им в руки не дадут — слишком много возникало кривотолков по поводу участия в стрельбах их предшественников. СМИ пестрели фотографиями батюшек с «калашниковыми», подписи стояли не слишком благостные. Поэтому на сей раз в Минобороны решили и самим не подставляться, и батюшек не подставлять. Правда, некоторые ропщут. — Что тут такого? — изрек протоиерей Олег Хацко, он приехал из Калининграда. — В Писании записано «не убий». А про то, что священнослужителю нельзя брать в руки оружие, там ни слова».

В статье утверждается, что «Российской армии по статистике 78% верующих, но мало у кого знания простираются дальше молитвы «Отче наш». Однако, во врезке к статье цифра другая: «Решение о создании в Российской армии и на флоте института военного духовенства было принято 21 июля 2009 года. Первым в 2011 году стал отец Анатолий Щербатюк, рукоположенный в сан иерея при храме Сергия Радонежского в городе Сертолово Ленинградской области (Западный военный округ). Сейчас военных священников в армии более 140. Их состав пропорционален соотношению верующих военнослужащих. Православные составляют 88%, мусульмане — 9%. Воинский священник-буддист пока лишь один — в отдельной мотострелковой бригаде в бурятском городе Кяхта. Это лама Мурочинского монастыря-дацана, сержант запаса Баир Батомункуев, он не претендует на отдельный храм в воинской части — ритуалы совершает в юрте».

И о деньгах:

«Зарплату священникам платит Министерство обороны. Недавно им «пробили» 10-процентную надбавку за сложный характер службы и ненормированный рабочий день. В месяц стало выходить 30–40 тысяч рублей. Как стало известно «Культуре», сейчас в оборонном ведомстве рассматривают возможность приравнять их оклады к тем, что получают военные на аналогичной должности помощника командира соединения — получится примерно 60 000. С Божьей помощью жить можно».

Песня про атомную бомбардировку не была антивоенной. Скорее, она выдавала военную тайну: брежневская Россия готовила свою армию к атомной войне, готовила активно, как и Россия ельцинская и путинская.

Изменился контекст: в 1970-1980-е годы номенклатура никогда не говорила публично о своей готовности первой начать атомную войну, в 2000-2010-е годы эта риторика стала нормативной. Скандал вокруг исполнения хором Беглецова был более всего вызван не местом исполнения, а тем пикантным обстоятельством, что спустя треть века текст из стёбного стал заурядным агитационным, вполне соответствующим эстетике путинского режима.
Действительно антивоенной (и одновременно «антисоветской», поскольку милитаризм составлял сущность «советской» России) была песня, которую можно условно назвать «Танкистское танго». Она появилась в 1970-е годы, автор Александр Авербух (род. 1957, эмигрировал в Израиль в 1991 г., журналистский псевдоним «Бухес»).
Subscribe

  • Повесил в "Фэйсбуке" Женя Одессер

    А кто это такой? (Зачеркнуто) А, тот самый? (Зачеркнуто) Туда ему и дорога! (Зачеркнуто) Покойся с миром, дорогой Егор Кузьмич! (Зачеркнуто) Борис…

  • 8 мая

  • Повесила с утра у себя газетару

    ЕС приступает к испытаниям системы сертификатов вакцинации от COVID-19 Евросоюз с 10 мая запустит испытания системы сертификатов вакцинации от…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments