Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Categories:

Повесил в "Фэйсбуке" священник Яков Кротов

ЛУБЯНКА - НЕ ПОЛИКЛИНИКА

Эдуард Успенский начинал как автор текстов для, говоря современным языком, «стенд-апа», научился «делать на странице четыре смеха». Его детские стихи не понравились Барто и восхитили Заходера, который посоветовал, однако, сделать дядю Фёдора мальчиком (сперва это был вполне взрослый джентльмен). Д.Урнов заявил, что Успенский порочит советскую власть (как же, собака радуется, что в магазине костей стало больше).

Слава пришла к Успенскому после мультфильмов о дяде Фёдоре и Чебурашке. Он вспоминал:

«Однажды [я] отправил письмо в КГБ с просьбой прояснить, почему меня не выпускают за границу. Мне назначил свидание у некоего памятника некий Сергей Николаевич и сказал: "Мы ни при чем. Вас не пускают свои. Добивайтесь»».

«Некий памятник», несомненно, это памятник Горькому у Белорусского вокзала. В 1979 году мне именно там впервые назначил встречу один гебешник, которому было поручено меня вербовать. Предлог он изобрёл странный: дал мне рецензию на книгу Солженицына, причём рецензию на французском, из непонятно какой газеты, и предложил перевести. При этом я французского тогда не знал, в школе учил английский.

Юрий Щекочихин вспомнил, как в 1980 году его один гебешник вызвал таким же образом на «консультацию». Предлог был самый абсурдный: что Щекочихин думает о связи буддизма и карате. Щекочихин: «Примерно в эти годы замечательный детский писатель Эдуард Успенский написал в КГБ письмо, в котором обвинил генерала Абрамова, тогдашнего руководителя пятого, идеологического, управления в покрывательстве всяких темных делишек одного из писательских генералов. Когда Эдика вызвали в КГБ, то первым делом спросили, как у него со здоровьем. "А здесь у вас что, поликлиника?" - рассвирепел Успенский».

Когда в 1970 году Иван Павлович Абрамов допрашивал Роя Медведева, он тоже говорил, что гонения на Жореса Медведева - дело рук не гебешников, а ЦК. Ложь не хуже любой другой.

Человек невероятного таланта, Успенский потерпел неудачу как поэт лишь однажды, когда осенью 1992 года сочинил эпиграмму на КГБ. Поэтически - неудача, зато человечески - шедевр. При этом надо помнить, что в 1992 году, как и в предыдущем, и в последующем, гебисты очень плакались, что им плохо, нечего есть, что их сокращают - но в реальности Контора продолжала и строить свой, гебешный «капитализм», и вести гибридные имперские войны в Молдавии, Таджикистане, Грузии.

Гимн старого КГБ

Есть такое здание на площади - Лубянка,
Гад на негодяе там, мразь на подлеце,
И у каждого сотрудника и у любой гражданки
Всё это нарисовано буквально на лице.

Но любому правительству любы
Эти изверги и душегубы.
Миллионы палачей
Для различных Ильичей.
Омерзительны, грязны и грубы.

Вот организация - убийца на убийце.
За каждого убитого - медали на груди.
Вот всем бы им построиться да взять и утопиться,
Но все они надеются - их время впереди.

В кабинетах при формах зелёных
Там не люди, а трупы в погонах,
Но настанет страшный суд,
И их погоны не спасут
Ни от рук, ни от глаз заключённых.

Им арест произвести - это просто праздник.
Вот бы им на обысках всем снова погулять.
Хорошо б опять вернуть массовые казни.
Ах, до чего же хочется кого-то расстрелять.

Страдают от скуки, им бы людям выкручивать руки.
Все сидят в своих частях
При высоких должностях
Ильича и Дзержинского внуки.

Оп.: Огонёк. 1992. №31-33.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments