Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Повесил в "Фэйсбуке" священник Яков Кротов

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ЗАПАД И ПУТЕШЕСТВИЕ В ЗАПАД

«Путешествие на Запад» в классической древности — путешествие в дикость, варварство. Сегодня путешествие на Запад из России — путешествие не в «цивилизацию», а в подлинность. Москва — имитация Запада. Имитация мёртвая, кукла. Есть люди, которые предпочитают кукол из секс-шопа. Резиновые красавицы не спорят, не обижаются, не дуются. Правда, сдуваются.

Нормально для человека, росшего в морозилке деспотизма, освободившись ехать вовсе не на Запад, а в миры любимых писателей. В морозилке книги Диккенса, Честертона, Дюма были раскалёнными шарами, каждый из которых — особый мир, мир реальный, более реальный, чем мир Ленина-Брежнева. Нормально было, получив возможность вырваться, ехать не в Лондон Лондон, а в Лондон Конан Дойля, в Париж Бальзака. Конечно, при этом было чувство удивления и немного разочарования.


Мир Теккерея жутковатый, но страстный, а уж чего в реальном Лондоне — да и на реальном Западе — нет, так это страстности. И слава Богу! Теккерей был бы только рад — он этого и хотел.

Путешествие на Запад сменяется путешествием в Запад. Так Колумб совершил путешествие из воображаемого Китая в реальную Америку. Из нежити в жизнь. Эта жизнь совершенно не идеальна, но она жизнь. От неё не веет сладковатым тлением. Она тяжёлая, эта жизнь — именно этой тяжести более всего не понимали и не понимают живущие в концлагере, как надзиратели, так и заключённые. Тяжесть свободы. Эту тяжесть несут по-разному, но её несут не под крики надсмотрщиков. Внешне различия могут быть незаметны. Кассир всюду кассир. Тем не менее, различие есть, именно из-за него одни стремятся в Запад, другие, побывав там, скорее возвращаются в морг.

Оказываясь в нормальной жизни, человек из морга, если он верующий, спрашивает себя, есть ли место вере в этой нормальной жизни. Становится понятно, почему так популярен у нормальных людей взгляд на веру как на невроз, обусловленный нехваткой — нехваткой свободы. Ну какой Бог, тем более, Сын Божий, если никого не распинают, если есть жёсткие нормы, предотвращающие всякие безобразия — нормы, не заповеди. Правовая жизнь во всём её прихотливом разнообразии.

Конечно, нетрудно в нормальной жизни найти ненормальную (обратное утверждение неверно). Нетрудно найти тревожных, обремененных, невротичных, боящихся потребительства, абортов, правительства, и — вперёд, религия! Только вера-то не об этом, она совсем о другом. Об истинности. Тем и велик нормальный мир, что он, не претендуя быть посольством Истины — как претендует мир несвободы, мир имитации, нежити — как раз истинности и открыт, только открыт абсолютно ненавязчиво, как море открыто для плавания, хотя никого к плаванию не обязывает. Почему только море и можно по-настоящему плавать, даже не «плавать» — это и в бассейне рабства можно — а совершать плавание.

P.S. Писано в процессе совершения плавания. Вид с носа.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments