Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Повесил в "Фэйсбуке" священник Яков Кротов

ЭМОЦИЯ И НОРМА

"Всякий нормальный человек должен был радоваться, узнав, что Бабченко жив".

"Норма" вовсе не в том, чтобы плакать при известии о смерти и радоваться при известии об избавлении от опасности. Ненормально не проводить различия между близкими и дальними, своими и чужими. Ненормально плакать при информации о гибели незнакомых, чужих людей в землетрясении, катастрофе, на войне, и радоваться при известии о спасении их в таких ситуациях.
Эмпатия вовсе не в том, чтобы реагировать на все новости как на письмо от родных. Это как раз патология, псевдоэмпатия, ложный эмоционализм. Такого ложного эмоционализма, сентиментальности много у несвободных людей, у которых нет своего личного пространства - военных, заключённых, подданных деспотии. Нормально реагировать жестом - поставить свечу - в память о погибших в Беслане. Ненормально рыдать. Погибли дети - ужасно. Но дети гибнут и в Нигерии, просто от голода, и в большем количестве - это не вызывает эмоций. Обычно такой патологический эмоционализм - свойство коллективизма.

Взрыв в московском метро - кошмар. Взрыв на рынке в Грозном - не кошмар. Таковы были реакции "россиян". Хотя первый кошмар - лишь слабый отзвук второго кошмара. Сентиментальная истеричность очень избирательна и, неосознанно для своего носителя, очень благоразумно-осторожна. Она одновременно доставляет своему носителю сознание своей правильности, нормальности, человечности (ложное) и в то же время не побуждает его к действиям, которые вообще-то необходимы, если реакция искренняя.

Применительно к истории с Бабченко - да, я не испытывал скорби (и, соответственно, радости, когда выяснилось, что он жив). Для меня сообщение о его гибели были одним из десятков аналогичных сообщений, которые ежедневно приходят из разных концов планеты. Мимолетной встречи для меня недостаточно, чтобы установить эмоциональную связь с человеком. Я не скорбел, когда умер Вацлав Гавел - которым я восхищался, который мой идеал (в отличие от Бабченко), но которого я видел всего полчаса. Я понимаю, что многие журналисты с Бабченко дружили, но я - и не журналист вовсе, и не дружил с ним, и не читал его текстов, потому что прочтя пару понял, что его взгляды мне чужды, а стиль не вызывает интереса. Если бы я стал скорбеть, а потом радоваться - вот это было бы ненормально. Я не плакал, когда умер Сахаров (а знаю человека, который плакал, когда умер Брежнев), я не ходил на похороны Сахарова - было просто жалко времени, а смысла в такой демонстрации я не видел и не вижу, и не одобряю превращения похорон - в демонстрацию. Что же, я ненормальный? Думаю, наоборот. Ненормально путать личную норму с чужой, не сознавать разницы и объявлять своё - всеобщей нормой. Это нанодеспотизм.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments