Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Повесил в интернете Алексей Лейн

Мы шли через мост. Поддувал хороший холодный пронизывающий ветерок. Сверху он перемешивал мрачные тучи. Внизу в черной невской воде сталкивались льдины. Мои руки были заняты полиэтиленовыми пакетами, и Юля аккуратно клала мне в рот кусочки пищи. Перейдя мост, мы спустились в подземный переход, ведущий к метро. Там было теплее и дуло меньше. Допили шампанское и принялись приканчивать Юлькину добычу. Мимо проходили редкие пассажиры. Наверное, у нас был очень несчастный, неустроенный, заброшенный вид. Только этим можно объяснить то, что две хорошо одетые женщины отдали нам белые пластмассовые контейнеры с красной рыбой и жареной картошкой, сказав, что это им упаковали в ресторане, а им и не нужно. Мол, дома у них и так всего полно. Содержимое контейнеров мы доедали на Ладожском вокзале. Так закончился один из многих запавших в память вечеров начала той несчастной (или наоборот счастливой?) зимы 2007-2008 года.

Незадолго до новогодних праздников мы шли по Лиговке. Вдруг Юля нагнулась. Подняла какую-то бумажку и ускорила шаг. Бумажка оказалась купюрой достоинством в 500 рублей. Мы поделили их поровну и договорились встретиться через два часа в Доме Книги. У Юльки возникли какие-то неотложные дела.
На встречу, она опоздала. Неотложным делом оказалась покупка радиоприемничка.
«Это наш свадебный подарок», - таинственно сказала Юля.
Против свадьбы я не возражал. Был только «за». Более того, еще раньше делал ей предложение. Единственное препятствие – отсутствие паспорта у потенциальной жены.
«Свадьбу» отмечали на Ладожском вокзале. Точнее, как сказала Юля, анти-свадьбу. Она уже давно назвала наши отношения «анти-семья». Соответственно я стал анти-мужем, а она анти-женой. Именно тот день стал одновременно самым хорошим и самым плохим.

Видимо жуткая погода рождает не только плохие мысли. На подходе к Московскому вокзалу (Мосбану) меня осенило – у моей бывшей жены есть пустующая зимой дача. Впрочем, слово «дача» звучит слишком шикарно для домика 3х5 м. С не отапливаемой кухней и верандой. В садоводстве в Трубниково. Правда, это в 96 км от Питера. Полтора часа на электричке. Но в любом случае это какая-то крыша над головой. И именно она так необходима нам. Особенно на время новогодних каникул, когда на работу вообще не устроиться. Более того, я знал, где раньше хранился ключ от дома.
Из первой электрички нас высадили. Объясняться с контролерами стала Юля. Потом эту обязанность я всегда брал на себя. Почему-то в качестве компенсации, вместо штрафа она начала предлагать контролеру наш новый радиоприемник. Кстати. Тогдашние контролеры в электропоездах официальных штрафов практически никогда не брали. Довольствуются мздой в два червонца. На станции Тосно-2 было еще темно. Взбешенная Юлька перебралась через пути и почему-то залезла в открытый товарный вагон. Почти четверть часа я объяснял ей, что следующий поезд пойдет очень скоро, и, как говорится «два раза в одну воронку бомба не падает».
Зимний рассвет застал нас в Трубниково. От станции домика в садоводстве минут 40 пешком. Это летом, а не зимой по раскисшей от постоянных оттепелей, местами заледенелой, дороге на четверть покрытой тонким слоем талой воды. Мои ботинки стали исправно работать как всасывающие насосы. По пути Юля произнесла: «Теперь я знаю, что я не одна. Ты стал мне как-то ближе что ли…»
К несчастью ключа на обычном месте не оказалось. К счастью ближайших соседей тоже. К счастью у меня был нож. Он и раньше нас не раз выручал. Дверь удалось вскрыть минут за десять.
Войдя в дом, я поразился. Юлька не меньше. Объем царившего разгрома трудно себе представить. Печка-буржуйка сдвинута в угол. Дымовая труба разобрана на секции. Электроплитка нашлась в снегу под домом. Нестроения можно перечислять долго.
Самым трудным, оказалось, наладить отопление. Одного колена дымовой трубы найти так и не удалось. Пришлось «изощряться». Где-то в середине процесса Юля заявила: «Скоро начнет темнеть. Если не удастся сделать печку надо валить отсюда. И чем, скорее - тем лучше. Иначе просто замерзнем». Чудом, но буржуйку удалось превратить из бесполезной железяки в источник тепла.
Когда я наконец-то смог снять дырявую обувь и холодные мокрые носки, было на что посмотреть. Ступни стали бело-серыми. Юлька быстро кипятильником согрела воду и буквально заставила меня отогревать нижние конечности. Теплые носки нашлись. Домашняя обувь тоже. В этот же день в «божий вид» были приведены двухкомфочная электроплитка (вся починка – сращивание трех проводков), электрообогреватель, и еще масса мелочей без которых трудновато обойтись в быту. Особенно в деревенском. Ревизия продовольственных запасов дала необходимый минимум муки, постного масла, крупы, соли, специй. Первую вязанку дров пришлось украсть у соседей. Потом мы ходили в ближний лесок. Я рубил сухостой. Метрах в пятидесяти находилась ручная колонка. Поход за водой требовал навыков циркового эквилибриста. Мало того, что дорога скользкая, но с полными ведрами надо было перескочить через обледеневшую канаву и подняться по скользкому от смерзшегося снега склону к дороге. Для меня до сих пор не понятно, как Юля умудрялась стирать в ледяной воде у колонки. Когда она приходила с руки у нее были красными как раки. Я отогревал их своим дыханием, аккуратно разминая в своих ладонях.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments