Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Повесил в интернете Алексей Лейн

В свойственной ей скромной манере Юлька пару раз намекала, что хотела бы поехать со мной. Но я боялся, что без документов ее просто-напросто не пустят в поезд. Каким я был дураком выяснилось лишь в день отъезда, когда мы прибежали на вокзал за пять минут до отхода поезда, и никто никаких документов кроме билетов вообще не проверял.
В дороге я почему-то зашел в вагон-ресторан. В результате денег на обратный путь уже не хватало. Да и в Ревде «отметился». Вроде как новый паспорт обмывал. Не смотря на то, что на местной почте интернет не работал, мне удалось найти выход в сеть .
(Из интренет-переписки)
25.10
Привет, Юлька! Завис я в этой Ревде не знаю на сколько. Денег нет, что делать не известно. Если будешь так любезна подойди вечером на пер Бойцова д. 4 кв. 140 к моей бывшей супруге Лиле. Получи у нее 500 руб., которые она мне должна и отправь телеграфом – пос. Ревда Мурманской обл. Комсомольская ул. 27 кв. 11. Буду признателен. СКУЧАЮ!

Юлька ничего не ответила. Деньги на обратную дорогу были найдены в другом месте. Из Оленегорска я написал ей:

27.10
Привет!
Почему молчишь, случилось что?
Буду в Питере в понедельник рано-рано утром. Около семи утра на Ладожском вокзале. Если не сможешь - тогда ежедневно в 19-00 на Мосбане, или в 21 -00 тебе удобнее? Напиши СМС на мой номер.
Целую, скучаю...

Когда я уезжал, мы договаривались, что через неделю ежедневно в 19-00 будем ждать друг друга на Московском вокзале. В зале ожидания.
В первый вечер Юли не было.
(Из интренет-переписки)
29.10
Я уже давно в нашем родном городе.
Дважды звонил сегодня на бывший домашний номер. Первый раз мужской голос ответил " ... возвращайся" второй раз женский: «Юля?!. Почему ты молчишь?» Тут я не выдержал: «Позовите Юлю пожалуйста!». «Ее нет дома».
Следует ожидать, если не будет никаких исключительных обстоятельств до 19-00 что ли?

Не пришла она и на следующий день. И только на третий я как всегда внезапно увидел ее. В новом летнем синем плащике-колокольчике, с новой прической. Потом она призналась мне, что была уверена – из Ревды я уже никогда не вернусь. Останусь там. Все-таки собственная однокомнатная квартира.
Снова начались ночевки на вокзалах. Как правило, на Витебском. В отличие от Московского его обитателей не выгоняют с двух ночи до пяти утра на улицу на время уборки залов ожидания. Но вход на Витебский закрывается около часа. «Кто не успел – тот опоздал». Как-то опоздали и мы. Ткнувшись в запертую дверь, я повел Юльку обходным путем – к Обводному каналу. Попетляв, мы перелезли через не слишком высокую металлическую решетку. Прошли по путям к платформе, а от туда в здание вокзала. «Ну, сегодня ты сработал не на 5, а на все 25 баллов», - восхищенно сказала Юлька. Единственный минус – в зале ожидания бывало весьма прохладно. Обычно Юля спала, положив голову мне на плечо. Каждый раз она трогательно спрашивала: «Тебе не тяжело?». Частенько мы не только приваливались друг к другу, а вообще друг на друге устаивались в полулежащем положении, укрываясь своими куртками. Как-то утром на продуваемом всеми ветрами Загородном проспекте было особенно холодно. И я буквально насильно повязал ей на шею свой шарф.
За три дня ожидания Юли я нашел на работу. Начал устраиваться. Общежитие дали сразу.
- Я упырь. Я и общаги не заслуживаю, - сказала Юля.
И снова все попытки переубедить ее оказались напрасны.
Ночуя в общаге я мучился из-за того, что нахожусь в лучших условиях, чем она – не слишком сильная женщина. Иногда я проводил ночь вместе с ней на вокзале. Она не совсем понимала – зачем это делается, но особо не возражала.
На ноябрьские праздники все соседи по комнате разъехались. Я привел ее в общежитие. Через пару дней появился один из обитателей комнаты. Наверное, Юля ему приглянулась. Сосед начал планомерно спаивать нас. Точнее говоря, пил только я. Юля могла позволить пол бутылки пива. Максимум. Потом сосед подставил меня. По крупному. С пьяных глаз я решил, что нечего ожидать утра в общаге и уже вечером начал укладывать вещи.
Можно только представить себе выражение возмущенного удивления, возникшее на моем лице, когда на вопрос: «Ты со мной?» Юля спокойно ответила: «Я остаюсь здесь».
Рюкзак и сумка были сгружены в кладовку на вахте. А я пол ночи ломился в закрытые двери своей бывшей комнаты. Ломился, переругиваясь с соседом. Ломился, пока не услышал Юлин голос: «Не отвечай ему. Сделаем вид, что мы спим». Переночевав на диване рядом с вахтой, наутро вспомнил, что кое-что я впопыхах забыл вчера. Комендантша и вахтерша, которые пришли вместе со мной были достаточно удивлены, обнаружив за открывшейся дверью перед включенным телевизором девушку в мужской рубашке и трусиках.
Через некоторое время меня избили. Да так «хорошо», что из травмпункта на скорой отвезли в институт нейрохирургии. Там из приемного покоя прямиком в реанимацию. Хотя я был вполне в сознании, но в реанимации меня продержали почти неделю. Отлежал две недели. Одну из них в реанимации. Снова устроился на завод. Но общагу там лишь обещали. Так и не дали. А потом я снова получил по морде.
(Из интренет-переписки)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments