Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Про 239 школу разговорились в журнале Людмилы Петрановской...

Оригинал взят у leokondrat в Про 239 школу разговорились в журнале Людмилы Петрановской...
В детстве я не любил педофилов. Не то чтобы я впоследствии переменил взгляды, просто потом они как-то потерялись, выпали из поля зрения.

...Наш школьный учитель физики считал необходимым устраивать индивидуальный экзамен в конце каждого полугодия для тех, чья итоговая отметка казалась ему спорной. Незадолго до экзамена его участники получали несколько двоек в журнал, что делало это событие для пишущих судьбоносным и, учитывая настроения, царящие дома, крайне тревожным. Чтобы никто не отвлекал пишущего, экзамен проводился в запертой химической лаборатории, ключ от которой любезно уступала химичка...

Я не успел ответить и на половину экзаменационных вопросов, как перемены в поведении экзаменатора вызвали у меня нечто среднее между крайней степенью удивления и брезгливостью, о чем пришлось сообщить громко и в совершенно не подобающей школьнику грубой форме. Экзамен был мгновенно объявлен успешно законченным.

Ушедший в глухой отказ получил в качестве компенсации за моральный ущерб отличную отметку за экзамен и три дополнительные пятерки в журнал, авансирующие грядущие успехи в учебе. И безграничную, полуосознанную власть над учителем, который, опасаясь разоблачения, расплачивался с циничными шантажистами лояльностью к несделанным домашним заданиям и любым прочим шалостям. Рассказывать дома о причинах резкого улучшения отметок никому не приходило в голову, зачем? Главное, что за успеваемость по физике родители могли больше не волноваться. Вскоре на уроке учитель при всем классе похвалил колоссальные успехи в овладении предметом, которые совершили я и сидевший неподалеку на галерке Кирилл, по которому сохла добрая половина одноклассниц.

Мы встретились взглядами, и по лицу Кирилла пробежала уважительная, понимающая улыбка человека, тоже держащего ситуацию под полным контролем...

Темноглазая, бесстрашная отличница Машка, прекрасные отметки которой вечно вступали в противоречие с оценками за поведение, прямо и с вызовом смотрела на физкультурника. Ей единственной из класса не нужны были справки от врачей и уважительные причины, на жалобы других одноклассниц учитель физкультуры резко отвечал про особые семейные обстоятельства.

Мы-то давно знали: выбравший Машку на роль жертвы надолго запомнит неудачный кастинг.

...Лет через десять после выпускного я сидел в почти пустом ночном вагоне питерского метро, поездка предстояла долгая. На первой же остановке в вагон вошла Машка. Изысканный, очень дорогой наряд смотрелся в метро довольно странно, люди, которые так одеваются, обычно не испытывают необходимости спускаться под землю. Машкины глаза смотрели с прежним, детским веселым вызовом. Я не успел достроить гипотезу, к кому может быть обращен вызывающий взгляд и необычная поездка, - мы уже погрузились в традиционный в таких случаях обмен новостями за десять лет: А ты? А Ирка... Разговор в питерской подземке летит незаметно, только локоны собеседницы изредка напоминают о приближающейся станции.

Машка чмокнула меня в щеку и пошла к выходу. Мне понравилось, что она не стала говорить, что надо бы как-нибудь встретиться, и обмениваться телефонами. Машка никогда не была сентиментальна.

Уже с платформы она обернулась и крикнула:

- А помнишь, как мы мучили физкультурника? И физика! Помнишь?

- Ага, - улыбнулся я.

Дети вообще жестоки.


Некоторые совпадения с реальными именами или событиями случайны, другие не предусмотрены автором, третьи, может быть, даже и не совпадения.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments