Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Островки памяти. Зимние этюды(окончание).

Оригинал взят у leokondrat в Островки памяти. Зимние этюды(окончание).
Придорожная снежная куча

Между тротуаром и проезжей частью около дома 5/7 на Большой Московской, где я работаю, лежат кучи снега. Вероятно, их складывали еще в октябре-ноябре, когда улицы Ленинграда убирались. Около одной кучи маленькая девочка лет пяти с совочком и ведерком играет со снегом. А рядом, из кучи, в сторону домов вылезли валенки. Там мертвый человек, засыпан снегом, и валенки его торчат из кучи. Я беру девочку за руку и перевожу ее на другую сторону сугроба. Ищу мать. Вот мать стоит, разговаривает с соседкой. Я ее подвожу, указываю на девочку, она забирает ребенка, бежит к дворнику. Все собираются, мы решаем вопрос — откапывать труп или оставить, подождать, пока солнце растопит.Конечно, все считают, что надо откопать. Я предлагаю помощь, в плане направления людей. Нужны мужчины, работающих мужчин у меня почти нет, всего двое или трое.
— Да нет, мы обойдемся с Катей, — говорит тетя Паша. Вот только стемнеет, чтобы не копать днем, не привлекать внимание. Так придорожная куча снега в эту страшную зиму служит одновременно гробом для ослабевшего прохожего и песочницей для ребенка.


Незнакомый грохот

Пасмурный день второй половины апреля. Мы привычно работаем во дворе. Вдруг раздается какой-то грохот со стороны Московского проспекта. Это не обстрел и не зенитки, скорее похоже на бомбардировку. Но тревоги не объявляют, самолетов в небе не видно. Может быть, наши стреляют? «Сарафанное радио» уже сообщило, что у нашей армии есть мощное секретное оружие, которого боятся немцы. Речь шла о так именуемых в армии и у населения «катюшах». Ко мне подходит управдом — тетя Паша и говорит:
— Я велела Кате прочистить люк, теперь там сходит вода.
— Хорошо, проделаем канавку, пусть стекает.
— Пойдем, посмотри, в той стороне двора совсем чистый снег. Его бы раскидать, чтобы таял, а не вывозить. Я спросила разрешения у Петра Ивановича (это наш квартальный уполномоченный), можно ли раскидать снег, а не вывозить в Фонтанку. Он ответил, что нельзя.
— Не надо было спрашивать.
— Галя, а можно я скажу, что ты велела?
Я сперва сержусь, а потом думаю, ей же с ним работать, может быть, годы, а мне не более недели.
— Хорошо, скажи, если спросит, что я разрешила.
Грохот со стороны Московского проспекта повторяется.
— Девочки, это гром! — кричит одна женщина.
Действительно, мы так привыкли к звукам разрывов бомб, снарядов и грохоту орудий, что не узнали знакомого весеннего Ленинградского грома. Гром — это начало весны. Скоро прекратятся морозы и холода в домах. Скоро 1 мая, может быть, хлеба прибавят.


На работе старший научный сотрудник.

Еще одна картина. Я иду с Большой Московской на свою старую работу в НИОПиК, подхожу к Технологическому Институту. Там посреди улицы на рельсах сидит Наталья Михайловна Федорова, старший химик, так раньше назывался старший научный сотрудник. Она ледорубом сколачивает лед с рельсов. Правление Ленинграда считает, что нельзя дожидаться, чтобы лед растопило солнце, нужно сколоть заранее. Она заносит руку за голову и с размаху колотит по льду, окружающему рельс. У нее это очень здорово получается, я бы так не смогла. Подхожу. Она говорит — Вас ищут, ведь нас переводят в ГИПХ. Я это знаю. Я встречалась с другой нашей сотрудницей Ниной Андреевной Герченко в столовой. Прихожу в НИОПиК — начальство говорит, что я должна вернуться на работу. Я спрашиваю — кто у меня сейчас начальник, Райком, Райисполком или НИИ, я не знаю? Вы сотрудник НИОПиКа — мы вас отзовем, приходите завтра. Я говорю, что мне наверное нужно пойти попрощаться с людьми. Неудобно так уходить. Ну хорошо, вы приходите на работу послезавтра.

В Райкомовской столовой

В конце марта, когда я работала политорганизатором, мне предложили прикрепить продуктовую карточку на апрель в райкомовскую столовую. Я конечно согласилась. В этой столовой было больше порядка, чем в остальных столовых. Но выдавалась еда так же, как и в рабочих столовых, в столовой ГИПХа, например. За 20 грамм крупы можно было получить тарелку супа. Кстати сказать, в столовой около кинотеатра Аврора, когда мы туда заходили с Женей, тоже можно было за 20 грамм крупяного талона получить суп. Но там был жиденький супик , а тут был более или менее нормальный, примерно такой, как я варила у себя дома. За талон на 40 грамм крупы была каша. Так же, как и в обычных столовых. Только в обычных столовых каша была гороховая или кукурузная, а тут была гречневая или рисовая. Когда отрезали талон на 40 грамм крупы, то в закладку полагалось в столовых класть в два раза больше — 80 грамм крупы. И хотя были комиссии, которые проверяли вес, все равно, каким-то образом, часть продукции уворовывали. Можно было за 5 грамм жиров получить в кашу чайную ложечку растительного масла, его наливали при тебе. В общем, было больше порядка, поэтому столовая была сытнее. Ничего дополнительного я не знаю, чтобы что-нибудь давалось в эти месяцы. В эту столовую ходили работники райкомов и райисполкомов, а также директора и секретари парторганизаций действующих предприятий. Хотя у нас в нашем маленьком филиале оставалось только два, нет, пожалуй, три члена партии, все равно одна из них была секретарь партгруппы — Нина Герченко, с ней я и встречалась в столовой, и она мне сообщила, что нас переводят в ГИПХ, Государственный институт прикладной химии.
В более позднее время преимущества в питании состояли в том, что эти лица — директора предприятия, начальники цехов и лабораторий, получали дополнительную обеденную карточку. Кроме того, что они отдавали свои талончики обычные, им полагался еще один обед. Я читала неоднократно, что партийные боссы очень хорошо жили, бросались белой булкой и так далее. Я этого не видела. Во всяком случае, в начале 42 года работники райкомов и директора получали ту же норму, что и все, но здесь она была лучшего качества.


Дорога домой

Возвращаюсь с работы, Воздушная тревога, иду знакомым маршрутом: Фонтанка, улица Зодчего Росси, Екатериновский садик. В небе кружат самолеты. Выхожу на Невский, слева от меня место, где обычно женщины набирают воду, сейчас там никого нет — Невский пустой. Вдруг слышу знакомый противный звук, почти визг пикирующего бомбардировщика, он летит вертикально вниз прямо на меня. Я кидаюсь в снег прямо посередине Невского проспекта между трамвайными путями. Взрыв. Бомба попала в двухэтажный дом, стоящий на углу Невского и Фонтанки, через мостик от меня. Летят осколки снаряда и куски кирпичей. Я хорошо вижу траекторию полета и понимаю, что они до меня не долетят. Хорошо, что Клодтовские скульптуры сняты. Вижу облако желтой пыли и из нее выскакивает автомобиль, который взрывной волной откинуло влево на противоположную полосу, но он продолжает ехать и сворачивает к Александринскому театру. А я встаю, отряхиваюсь от снега и продолжаю свой путь.
Subscribe

  • Спрашивает в "Фэйсбуке" Светлана Левина

    ...меня-то за что? 🙁 Почему мне на фитнес, в баню и на хор нельзя? Я ж честно привилась - хотите, на лбу себе куар-код нарисую? ( , - прим. ред.

  • Повесил в "Фэйсбуке" MichaelFavorov

    Везде в бывшем СССР одна и та же история! "Переполненная COVID-больница. Кровати стоят в коридорах - в палатах уже нет места. 92 человека - на…

  • Повесил в "Фэйсбуке" Michael Favorov

    Вакцинируйся "Спутником", - и ты спасешь не только себя и не столько себя, но и соседку-старушку, ребенка с аутоиммунной болезнью, случайного…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments