Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Островки памяти. Красный стрептоцид.

Оригинал взят у leokondrat в Островки памяти. Красный стрептоцид.
Работа в филиале НИОПиКа остановилась, когда прекратилась подача воды, электричества, газа. Конечно, без вентиляции, газа и электричества работать было невозможно. Но невозможно ли? Ведь работали же химики в прошлом веке, не имея ни газа, ни электричества, ни вытяжной вентиляции. Немецкие и российские химики органики хорошо известны. Создатель органической химии в России Бутлеров со своей школой синтезировал и изучил много органических веществ. Почему нельзя работать так же, как работали они?Используя жестяные печки буржуйки для нагрева. Но, нужно было для этого только одно — топливо. И руководство филиала приложило максимум усилий, чтобы добыть его. Прошло довольно много времени, пока поставили на очередь к дровяному складу, пока эта очередь подошла. Но вот однажды, когда я пришла в филиал, руководитель нашей оставшейся группы Виктор Дмитриевич Ляшенко сказал мне, что я должна на следующий день прийти на склад и участвовать в погрузке дров. Я, правда, была в это время немного нездорова, но делать нечего, я пошла на Московский проспект, тогда он назывался Международным, на склад, там было еще два человека от нашего филиала — Мария Ивановна Розова и парнишка, родственник нашего сотрудника, которого недавно приняли на работу. Нам показали, где для нас отложены дрова, по-моему, три кубометра, которые мы отгрузили. Шли, уже ничего не понимая, туда-сюда, туда-сюда, таскали эти метровые бревна. Не знаю, сколько это длилось времени. Мы втроем погрузили несколько кубометров, вроде и не так уж много, но надо же было еще дойти до этого склада, а потом идти домой... Говорить об усталости даже нечего — мы были совершенно без сил. А принимала эти дрова и носила их наверх на второй этаж (оставить дрова во дворе было нельзя), другая группа сотрудников. Итак, топливо было. Решили синтезировать то, что полегче. А полегче можно было синтезировать красный стрептоцид.

Он действует так же, как известный белый стрептоцид, но имеет совершенно другую структуру. Потом его с производства сняли, но на это время он, конечно, спас очень много жизней, в особенности на фронте. Итак, решили синтезировать красный стрептоцид.

Но нужно было сперва организовать производство: что-то купить, что то приобрести. Надо помнить, что городской транспорт не ходил, телефоны были сняты. За любой бумажкой нужно было ходить пешком, по несколько раз. чтобы ее пробить. Этим больше всего занимался Давид Зиновьевич Забельский. Необходимо было еще и организовать самопроизводство в этих условиях.

Так называемые холодильники, это такие стеклянные сосуды с двумя отверстиями, через которые проходит трубка и охлаждает пары при перегонке. Обычно туда подключается водопровод. Но мы подключали две бутыли — одна наверху, другая внизу, сверху потихоньку лилась вода, проходила через холодильник, охлаждала пары. Чтобы фильтровать, что в лаборатории необходимо, нужны были какие-то насосы. Обычно мы пользовались либо водоструйными, либо масляными. Но здесь мы применяли ручной насос, кстати, он сейчас широко применяется в военном деле. Воду надо было приносить уже из крана, находящегося во дворе Технологического института. Раньше за водой надо было ходить на Фонтанку. Воду надо было перегонять. Одну-две плиты занимали под перегонку. Но тут мы натолкнулись на непредвиденную трудность. Работать можно было только днем, при дневном свете. Зима и весна тогда были очень холодные. Несмотря на то, что помещение для производства выбрали с целыми стеклами, но вокруг да рядом были выбиты стекла, весь корпус был ледяной, застывший и в помещениях было очень холодно. Когда сотрудники уходили на ночь — к утру вода в сосудах замерзала, и они лопались. В общем, нужно было как-то поддерживать плюсовую температуру. Устраивать несколько смен для работы тоже было сложно, потому что не было света. Кто-то принес керосиновую лампу, но не было керосина, чтобы ее использовать. Решили так. Устраивать вечернюю смену, но только одну, так как вечером нужны были пропуска, чтобы ходить по городу. Эта смена должна была только поддерживать температуру, чтобы вода не замерзла, и готовить перегонкой дистиллированную воду. Но, немножко привыкнув, эта ночная смена стала выполнять работу по синтезу. Таким образом, не имея ни газа, ни водопровода, ни вентиляции, ни электричества, мы синтезировали лекарства для армии.

Сам синтез производился в несколько стадий, после этого продукт отфильтровывался, подсушивался на противнях, которые были укреплены над плитами, размалывался либо в ступках либо на кофейной мельнице, которую кто-то принес из дома. И расфасовывался. Фасовка была поручена мне и еще одной сотруднице. Мы нарезали из чертежной кальки куски бумаги для пакетиков, надписывали на наружной стороне цифру 0,5 (грамм) отвешивали или отмеривали и как в аптеке закрывали эти пакетики.


Правда, синтез этот продолжался недолго, потому что, начиная с 15 апреля, приказом министерства остатки нашего маленького филиала перевели в ГИПХ — Государственный Институт прикладной химии. Вышло распоряжение о переводе в ГИПХ всех химиков, оставшихся в Ленинграде, — несколько человек с химфака Университета, из Технологического института и других организаций. В ГИПХе создали лабораторию Органической химии, на их основе под руководством Виктора Дмитриевича Ляшенко.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments