Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Островки памяти. За картошкой.

Оригинал взят у leokondrat в Островки памяти. За картошкой.
Октябрь месяц был довольно холодный. Я в лаборатории обварила руку и получила больничный. Уже было довольно голодно и я решила использовать свободный день (рука еще болела) и достать картошки. Доехала до Светлановской площади, тогда еще ходили все трамваи, пересела на другой трамвай, который шел в Шувалово-Озерки. Добралась до Озерков и оттуда пошла пешком. Думала дойти до деревенских домиков и у какого-нибудь частника купить картошку. Шла, а навстречу все время попадались люди, нагруженные вещами, некоторые везли груз в детских колясках. Я по наивности спросила, не знают ли они, где можно купить картошку. В ответ была ругань или молчание. Только гораздо позже я поняла, что это были беженцы из под Сестрорецка, туда уже подходил враг.

Шла я довольно долго, потом увидела мужчину, который нес картошку. Я спросила, где он купил и почем, он показал на стоящие в стороне домики и махнул рукой, мол, очень дорого. Я подошла к домикам, но мне продать картошку отказались. Пошла дальше и увидела картофельное поле, рядом стояла проходная и маленький домик. Зашла, там сидел мужчина. Спросила, не продаст ли он мне картошки. Он предложил три дня поработать у него, а он оплатит это картошкой. Но работать у него я не могла, не имела права, так что пришлось отказаться. Пошла дальше. Трамвайные пути давно кончились, я шла пешком, наверное не меньше часа и увидела слева поле, на нем вроде капуста и около копошатся люди. Подошла ближе и спросила. Мне ответили, что поле ничье, приходи и бери себе сколько хочешь.

Кочаны капусты возле дороги были уже сняты, остались только маленькие. Хотела их срезать, но у меня не было ножа, а оторвать можно было только совсем маленькие кочашки. Я попросила нож у соседки, которая там ковырялась, она с неохотой дала его на одну-две минуты. Я срезала несколько кочашков и отдала ножик обратно. Конечно можно было пойти дальше, там были кочаны покрупнее, но я была в прюнелевых туфельках на каблуке, которые увязали в земле. Хотя земля была уже подмерзшая , но из за того, что в ней копались, было довольно грязно. Я стала срывать листья от капусты, наполнила сумку и сеточку-авоську. Набила как могла и пошла на дорогу.

Там стояло несколько человек с мешками. Ко мне подошел мужчина с набитым мешком и сказал: «подожди уходить — мы сейчас остановим какую-нибудь машину!» Действительно, вторая или третья грузовая машина остановилась, подошло еще несколько человек с мешками, мы забрались в кузов, договорились о цене (полтинник с человека), подхватили еще кого-то по дороге, водитель должен был нас довезти до трамвайного кольца. У трамвайного кольца машину остановили какие-то люди в штатском, велели нам слезть и стали спрашивать, откуда мы взяли эту капусту. Я говорю: — «вот я работала на поле и мне заплатили капустой». Они стали разбираться с мужчинами, у которых были полные мешки. Быстро собралась толпа, нас окружили, всем было интересно, в чем дело, что происходит. Какой-то парнишка стал протискиваться вперед, я пропустила его. В это время стоявшая позади женщина шепнула мне: «уходи, девочка, уходи». Она вышла вперед, передо мной и закрыла меня собой. Я тихонечко вышла из этой толпы и быстро-быстро пошла сперва просто в сторону, а не вперед, держа свои сумки перед собой, чтобы их было меньше видно. Подошел трамвай, но я побоялась сесть. Боялась, что меня остановят в трамвае. Пошла вперед по рельсам. Прошла, наверное, не меньше километра. Потом села и уехала домой.

Позже я узнала, что шестнадцатого октября было массовое бегство и массовое ограбление магазинов в Москве, и Сталин издал приказ — мародеров расстреливать на месте. Почему у трамвайного кольца стояла охрана, кого они искали, я не знаю. Не знаю, что стало с задержанными людьми. Могло быть все что угодно. Их могли отвести в милицию, их могли... Но я не представляю себе, чтобы из-за этого расстреляли. Через много лет знакомый прокурор объяснила мне, что это не мародерство. Но если бы она объяснила это тем людям в штатском, которые задерживали других. А я так и не поняла, мародер я или нет?

Не знаю, что стало с людьми, срезавшими в поле капусту, но хорошо знаю, что стало с полем и с оставшейся на нем капустой. А случилось то, что должно было случиться в октябре в Ленинграде. Через несколько дней после моего «похода» пошел снег, и, в отличие от первого снега прошлых лет, он не растаял, а остался лежать, укрыв поля с неубранными овощами, это в то время, когда уже был голод и несколько раз снижали выдачу хлеба. А ведь достаточно было двух телефонных звонков секретаря Райкома, один начальству за разрешением, другой директору любого предприятия района и передать поле для реализации на предприятия. Но таких звонков не было. Какое головотяпство.
Subscribe

  • Лытдыбр

    Математикой мы особо не занимались. У ребенка характер необратимо... Как бы это покорректнее сформулировать. Изменился, вот. Вырос ребенок. Ей уже не…

  • Повесила у себя газетару

    В Союзе европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) рассматривают возможность применения санкций к клубам, которые были в числе основателей Суперлиги.…

  • Бедные

    Почитал, что пишет о Суперлиге "Фонтанка". Вот как резюмирует текст о проекте автор: "...Что и требовалось доказать: дело всегда в деньгах..." Они…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments