Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Кате Голубевой нужна наша помощь

Оригинал взят у leokondrat в Кате Голубевой нужна наша помощь


Конец весны и начало лета провел одной ногой в Ленинградской области. Подписал согласие на оформление приемной семьи и ездил общаться с дочкой, в ожидании, когда ее ко мне отпустят насовсем. За месяц познакомился со всеми детьми интерната. Точнее не со всеми, хотя там их совсем мало. С семерыми мальчиками и двумя девочками. Десятую жительницу интерната, Катю Голубеву, я, увы, не видел.

Машу, на которую я подписал согласие еще в мае, чиновники мне так и не отдали, даже в гости не отпустили, теперь все дети уехали на две смены в лагерь под Выборг. Там детей навещать нельзя. Все уехали, кроме Кати. Катя проводит лето в психиатрической больнице. Об этом мне рассказывали разные дети в интернате. Приблизительно так:

"Сегодня был в интернате. Ветрянка прошла! У Маши остатки зеленки на лице еще разглядеть можно, у других детей - редко. Когда приехал, все дети были в интернате, на улице никого. Одел бахиллы - зашел внутрь. Воспитательница с Машей разбирают вещи, все лишнее - на помойку, перед отъездом в лагерь. Постоял с ними пару минут. Фразу: "во вторник мы едем в лагерь" воспитательница повторила за эти две минуты не меньше десяти раз. Потом мы с Машей побежали на улицу. Несколько раз обошли вокруг корпуса, болтали. Потом пошли на пеньки, догнать Машу по пенькам я не могу, она ловчее и легче, я же побаиваюсь шлепнуться, шатаются же. А вот на твердом у Маши шансов мало. Нашли божью коровку, как уговорить ее стихами полететь на небо мы не смогли договориться, у меня одна версия, у Маши другая. Потом вышли на улицу парни и мы пошли играть в футбол. Маша с Оксаной решили, что они будут играть с нами и встали на ворота, Маша за нас играла. Теперь у меня появились серьезные аргументы против претензии нынешнего госопекуна, будто футбол мне дороже девочки. Оба дороги, вместе. После футбола сидели на пеньках тоже вместе, парни и барышни. Говорили обо всем на свете. Опять отвечал на мальчишеский вопрос о том усыновляю ли я Машу. Точнее, Маша сама ответила: "Я не мальчик!" Даже Катю, которая сейчас в психиатрической больнице, вспомнили. Пробудет она там долго, все лето. На редкость точная диагностика, дети заранее знают, что курс лечения продлится до конца каникул. Лечить ребенка будут от жадности. Катя попрошайничала. Когда к двоим детям приходили родители, она подходила и просила у них купить ей что-то, забыл что, но не Барби, помельче психическое расстройство. Ах да, совсем забыл, выяснил у Маши где расположен лагерь. Под Выборгом. Купаться там негде. Черники-земляники тоже нет. Есть зарядка утром, потом линейка, после завтрака уборка в корпусе и заправка кроватей. Футбольное поле есть. Всем детям дают по сто рублей на лагерь. Только там нет никаких магазинов. Так что...забирают назад по возвращении в интернат. Или в церкви можно купить иконку, церковь там как раз есть. Тех, кто мне рассказывал о такой судьбе ста рублей, эта история, кажется, сделала совершенными атеистами".

Машу чиновники мне не отдали, написали, что отношения у нас пока еще недостаточно эмоциональные и доверительные. И она уехала в лагерь. А у меня остался в руках полный пакет усыновительских документов, который я в четверг отнес соответствующим чиновникам ленобласти, написал заявление с просьбой дать направление на знакомство с Катей. Срок ответа десять дней истечет в следующее воскресенье, но, разумеется, мне откажут. Отношения с чиновниками и без того плохие, этим шагом испорчены бесповоротно. Дисциплинарная психиатрия не любит огласки. Девочка, судя по всему, подвергается мучительным процедурам, которые невозможно назвать лечением и нуждается в немедленной помощи. Директор интерната, по специальности врач психиатр, которая является опекуном ребенка, производит впечатление человека старой советской формации, жесткого и несентиментального. Надо попробовать взять ситуацию под общественный контроль. Законный повод встретиться с Катей, в качестве кандидата в приемные родители, у меня есть. Вечером постараюсь составить текст коллективного письма и вывесить тут. Буду признателен за кросс-посты и подписи.


А здесь рассказы о детдомовской карательной психиатрии московских волонтеров и специалистов по семейному устройству



(Что сейчас с Катей? Не знаю. Кировскую школу интернат закрыли, Катю перевели в Приозерск, там интернат восьмого вида, это такой детский ПНИ. Вроде, это Машина единственная подруга была, но пойди пойми, Маша об этом неохотно говорила, насколько я понимаю, у них с Катей статус в интернате был у обеих низкий, - прим. ред.)
Subscribe

  • Повесила у себя GAZETA.SPB

    Председатель Законодательного собрания Петербурга Вячеслав Макаров поздравил депутата Бориса Вишневского с днем рождения и рассказал о дружбе с…

  • Повесил в "Фэйсбуке" Игорь Иртеньев

    С юных лет для меня и моих друзей определение «антисоветский» обладало безусловной положительной коннотацией. Сегодня, благодаря путинским…

  • Выборы-2021

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments