Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Повесил в "Фэйсбуке" Владимир Волохонский

Они в игре. Часть первая.
Катастрофа в России зрела медленно, и никто даже не заметил того, как российская власть вступила в игру «Синий кит», делая всё более размашистые шаги по дороге к суициду.
Пару недель собираюсь написать заметку на тему того, что происходит и почему это молодёжь, в том числе и школьники, заинтересовались политикой. Вроде бы все уже написали об этом. 😊
Во-первых, ничего такого экстраординарного не произошло. Ну не было на акциях 26 марта какого-то особо значительного количества школьников. Основной костяк "новых шумных" - люди в возрасте скорее студенческом - 18-28. Но и школьников тоже было видно. Вот о них и поговорим немного, следуя общей моде. Что изменилось? Если раньше в некоторых классах попадались по одному ребята, которых интересует сфера политики, то теперь их стало по два. А то и по три. Когда речь идёт уже не про 2-3% заинтересованных, а про 4-8% (оценки процентов — чисто умозрительные), то это означает огромный потенциал политизации. Потому что двое в классе уже не воспринимаются как одиночки и им гораздо легче вовлечь в то, что они обсуждают, остальных.
Моя версия такова – во всём, как я уже сказал в самом начале, виноваты «Синие киты». Но, конечно, не только лишь они - на примере этой истории просто особенно ярко проявились тенденции последних лет. Итак, в интернете молодые люди создают различные группы, посвящённые самоубийству. Они там публикуют рисунки с синими китами и играют в какие-то странные игры, которые должны в конце концов привести их в могилу. Пока что, правда, никто не знает ни одного участника таких групп, кто сделал бы этот шаг достоверно именно в результате «игры». В основном, когда мы пытаемся найти концы таких историй про «выпилившихся» последователей, то обнаруживаем, что большая их часть – это рекламные ходы тусовочек и организаторов, чтобы привлечь ещё больше юношей, а скорее даже в основном – девушек. Ведь известные нам организаторы таких групп – в основном, как раз, юноши. В общем, эти группы для меня вполне укладываются во вполне традиционный образ подростков, желающих привлечь к себе внимание, желающих одобрения, но не принятых внутри своего школьного круга общения. Подростки внутри своей подростковой субкультуры понимают суть происходящего с ними в соцсетях в основной своей массе лучше меня и уж точно лучше своих учителей.
А в стену этого подросткового мира начинает стучаться наше государство. Вернее даже не государство — я не знаю, как правильно назвать эту сущность, оккупировавшую наши государственные органы. Это точно не хунта, потому что хунта — это относительно маленькая группа лиц, сосредоточившая в своих руках высшую власть. Пожалуй, можно назвать это чиновничьим сословием, да простят меня историки. Итак, чиновничье сословие стучится в стену подросткового мира куда более настойчиво, чем раньше. В нулевые годы существовал вполне ясный общественный договор — население не мешает чиновничеству и не вмешивается, чиновники, в свою очередь, не вмешиваются в нашу жизнь за рамками решения экономических вопросов. Экономические вопросы, в свою очередь, тоже можно было решить экономически — у кого больше денег, тот и прав. Чистая незамутнённая авторитарная модель. Все попытки внести в неё «национальную идею» и прочие элементы тоталитарного строя застревали где-то на одном из этапов распила выделенных на это бюджетных средств.
В таких вопросах сложно понять, кто первый начал «раскачивать лодку». Придворные либералы, конечно, говорили, что и не надо было нам её раскачивать, а то нашу крысу стошнит. Налицо тот факт, что к Олимпиаде и украинским событиям мы уже подошли в совершенно новом состоянии — состоянии трансформации режима авторитарного в режим тоталитарный. Концепция «стабильности», которая была краеугольным камнем идеологии политической апатии, не справилась со своей функцией и теперь чиновничество пытается заменить её «кризисом». Россия-то в кольце врагов, нужна патриотическая мобилизация.
И вот чиновничество постепенно переходит на этот новый образ мира. И в этом образе мира всё большую роль начинает играть «подрастающее поколение». Будущие солдаты следующей войны. Чиновники как могут, так и решают задачу — начинают требовать от нижних рядов своей пирамиды всё больше новых отчётов. Что там у вас с координацией и помощью добровольцам? — спрашивает кто-то из Москвы, и для того, чтобы было что координировать, выделяются специальные чиновники, ответственные за добровольцев. Они придумывают добровольческие акции, а школы и прочие бюджетные организации выступают в качестве поставщиков «добровольцев». Я родился в 1979 и уверен, что все мои сверстники помнят, как зимой на санках везли в школу собранную макулатуру. «Добровольчество» возрождается, почти ничуть не изменившись
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments