Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Поделилась в "Фэйсбуке" публикацией Натальи Степиной Наташа Мошкова-Волкова

Хочу сказать важное.
Мы никогда не работали с семьей Дель. Я лично не знакома с родителями. Не получила ни одного факта и мнения, которое бы окончательно убедило меня в правоте той или иной стороны. Поэтому я не знаю, что происходило в семье Дель. Не знаю.
Но я точно знаю другое. И здесь я отвечаю за свои слова. Я точно знаю, что, если любого из знакомых мне приемных детей, включая тех, с кем мы работаем годами, особенно тех, кто младше 12 лет, - схватить на новогоднем празднике, схватить незнакомым людям в милицейской форме, оторвать от родителей, увезти в приют или больницу, - и потом настойчиво тем же или другим незнакомым людям в непривычной обстановке спрашивать:
- Тебя папа бил?
Так вот 90 процентов знакомых мне приемных детей скажут ДА.
Скажут да, потому что это вопрос не про папу. Это вопрос про то, как выжить. Это про то, что надо приспособиться к новым взрослым. Если для этого надо утопить старых, это будет сделано. Не потому что приемные дети плохие или не любят приемных родителей, или они их бьют. А потому что дети, в чьей жизни, в чьем раннем детстве есть опыт угрозы для жизни, есть опыт отвержения, опыт отсутствия взрослых, обеспечивающих безопасность, - выживают именно так- приспосабливаясь к любым взрослым, которые сейчас есть в их жизни. В стрессовых ситуациях на первый план выходит именно эта модель выживания.
(Ежу понятно, что вообще нелепо о чем бы то ни было спрашивать маленького слабого человека в смертной панике. Для того и обучают и отбирают приемных родителей. И все вопросы имеют смысл только к взрослым людям. При желании это совсем легко в случае со Светиными детьми, дети много лет ходят в школы, детсады, во всякие кружки и секции... Детей в сильном стрессе может спрашивать только совсем слабоумный, - прим. ред.)
Сильный стресс обнуляет годы, проведенные в безопасности в новой семье и возвращает к прежним моделям выживания.
90 процентов детей скажут да, потому что именно это от них хотят услышать. А остальные 10%? Не знаю, что будут делать остальные. Может быть, начнут визжать на высокой ноте, биться головой, прятаться под стол, драться, может, потеряют речь. Описаются. Мало ли что может случиться с травмированным ребенком в сильном стрессе. Но я не знаю ни одного ребенка, который бы сохранил спокойствие и говорил бы по существу. Пытаюсь понять, есть ли хоть кто-то, кто попытался бы понять последствия своих слов. Думаю про пару подростков старше 14. Хотя и в них не уверена.
Поэтому если хотят узнать правду от детей, то делают что-то другое. Делают по-другому, и другими руками. И поэтому для меня все отсылки к словам детей после такой процедуры изъятия малоубедительны. Еще раз повторю - это не в защиту или в порицание родителей, я не знаю, что было на самом деле. Но я и не верю, что те взрослые, которые таким образом "защищали" детей, хотели что-то узнать. Я хочу сказать простую вещь: так с детьми нельзя. Ни с этими, ни с другими.
И боюсь, что в этой ситуации этих детей доломают. Будут размахивать им как забралом. А глубоко непрофессиональные действия опеки и прочих назовут спасением детей. И вместо того, чтоб уволить, наградят орденами почетных защитников.
И да, приемные родители - все - будут знать, что ходят по минному полю.
Subscribe

  • Олимпиада

    Новые вида спорта глянул. Все ругают баскетбол три на три на одно кольцо. А мы каждую перемену в двести тридцать девятой в это играли. только не три…

  • Повесила у себя газетару

    ...наместник Соловецкого монастыря епископ Озерский Порфирий рассказал в проповеди, что компоненты противовирусных вакцин встраиваются в геном…

  • Чемпионы

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments