Леонид Кондратенко (leokondrat) wrote,
Леонид Кондратенко
leokondrat

Семейное насилие и приемная семья

Объяснить все это даже своему адвокату или там психологу... Нереально по моему.
Тут нужны либо голова на плечах у собеседника, либо личный опыт у него, лучше и то и другое.
А уж судья, даже и благожелательный не поймет вообще ничего, только похлопает
глазами доброжелательно.
Своих двоих я забирал девятилетними. Насилие? На ручки просились обе, Галя не словами.
Верещит, лупит со всей силы, по всему на пути, крушит все и всех. Маша сдерживала себя,
контролировала и всегда показывала, что это игра. Галя - нет. Когда берешь на руки орущего
девятимесячного ребенка - это безусловно насилие. Ни о чем не договорившись, пользуясь
превосходящей мышечной массой держишь на руках, мешаешь ему причинять вред себе и окружающим, прижимаешь... И ребенок успокаивается и затихает. Дети из сиротских учреждений недополучили в
младенчестве заботы и внимания, такое очень часто, поэтому добирают в приемных семьях. Подросток на ручках и верещащий предподросток - это для приемного родителя норма. Первые три-четыре месяца дома Галя верещала и просилась на ручки каждый день. Кусалась сразу, руки у меня были искусаны от запястей до плеч. Лупила со всей силы по всему, что попадется под руку, дверь в свое комнате пробила ударом - истерика уже не у младенца. Применял я насилие? Ну, разумеется, как любой родитель младенца, укачивал, обнимал... Синяков много было? Не считал. Если Галя долбанет локтем по углу кровати - будет синяк у Гали на локте, если меня по лбу - будет у меня на лбу. Это приемные дети с очень непростым прошлым. Травматичным. Девятимесячный орет невнятное. Девятилетний - внятное, просто ни одного цензурного слова. А что окружающие про все это думают, опчество?
Веду Галю в школу утром по Каменноостровскому - ложится на асфальт - "не пойду в школу, хочу домой". Беру за руку: внимание, насилие! Ложится на асфальт и кричит на всю улицу: "спасите, он мне никто, чужой дяденька, бьет меня!" Говоришь ровным голосом, что в школу надо идти все равно. Прохожие собираются. Вступаются за ребенка, у нас очень сердобольные и граждански ответственные люди в городе живут. Двое даже до школы провожают. С Машей проще было. Маша распахивала окно четвертого этажа и заявляла: "Я сейчас прыгну, а тебя в тюрьму посадят".
Ничего страшного, это такая работа, за это и зарплату платят. Вот если конфликт с опекой, суд... Трудно описать все это, кто способен разобраться, даже и при желании, а уж наши суды... Это у меня двое, а у Светы полтора десятка.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments