June 17th, 2021

Повесил в "Фэйсбуке" Александр Кобринский

Максим Резник не сможет прочитать этот мой пост - он давным-давно находится у меня в бане, как и я, видимо, у него.
Он не здоровается со мной с 2012 года, я отвечаю ему тем же.
Мои претензии к нему по поводу того, что произошло при подведении итогов выборов в ЗАКС 2011 года, никуда не исчезли.
Но это не отменяет того, что никакими наркотиками Максим Резник никогда не пользовался, их не распространял и даже их не касался.
То преследование Резника, которое сейчас организовано властью, носит характер исключительно политической мести.
Я выступаю против политики Путина и нынешних российских властей и, конечно, не собираюсь уподобляться тем, кто по своим желаниям или по заданию известных служб пытается развернуть острие политической борьбы совершенно в другую сторону, посеять ненависть в среде оппозиции, пусть даже и совершенно разной.

(Мы в питерском "Яблоке" чаще всего, все-таки здороваемся. Хотя и без восторга. Борис Вишневский меня забанил примерно в те же годы, до Крыма еще, за много лет до моего вступления в "Яблоко" он тогда был убежденным и принципиальным сторонником смертной казни, а я написал ему в "фэйсбуке", что об этом думаю. Но мы вполне здороваемся, не в "фэйсбуке" же- прим. ред.)

Повесил с утра в "Фэйсбуке" Лев Рубинштейн

Эта, в общем-то, комическая эвфемистичность, самым прозрачным и наглядным образом указывающая на допотопно-магическое сознание некоторых "кремлевских пациентов", напомнила мне рассказ Льва Лосева, замечательного поэта и литературоведа.
В годы войны Лосев, будучи маленьким мальчиком, оказался в эвакуации где-то за Уралом, в какой-то то ли деревне, то ли маленьком городке.
Однажды, рассказывал он, в процессе ребяческих игр с местными мальчишками, он с кем-то из них по какому-то поводу страшно поругался. И в сердцах он, мальчик из интеллигентной ленинградской семьи, крикнул своему словесному противнику: "Иди ты к черту!"
Ну, и, казалось бы...
Но тут рядом оказалась бабушка одного из мальчишек, которая строго, сильно окая, сказала: "Ты, это, не говори так, как ты вот только что сказал. Не надо его называть-то! Не говори так, не надо!"
"А чего он обзывается!" - стал оправдываться ленинградский мальчик.
"А ты его на хуй пошли! А вот этого, которого ты только что назвал, называть не надо, не называй его, этого вот!"