November 21st, 2020

Висит на мэйлру

...Общее число заболевших шведов (при населении около 10 млн человек) составляет более 208 тысяч, а умерших — 6,4 тыс.

При этом в соседней Дании (с населением 5,7 млн человек) — 68,8 тыс. инфицированных и 778 смертей. В Норвегии (население — 5,2 млн человек) заболевание было обнаружено у 31 тысячи жителей, 305 пациентов скончались. В Финляндии (население которой составляет около 5,4 млн человек) — 20,7 тыс. больных и 1,4 тыс. смертей.
(А в фйэйсбучной ленте Швецию хвалят, - прим. ред.)

Повесил 27 апреля

Подкаст профессора Дростена от 31 марта (еще один)

Не скоро. Решения о карантине и других ограничениях принимают политики, а не ученые. И это правильно.

Профессор Кристиан Дростен, руководитель отделения вирусологии берлинской университетской клиники Charite, стал одним из самых популярных в Германии источников информации о новом корона-вирусе и эпидемии и вызываемой им болезни Covid-19. Группа исследователей под руководством Дростена занимается разработкой надежных тестов для выявления вируса, он – один из ученых, которые консультируют федеральное правительство и власти Берлина. Каждый день на радио NDR Info выходит его подкаст, в котором он рассказывает об актуальных исследованиях и новых данных о вирусе, комментирует меры безопасности, развеивает распространенные заблуждения и отвечает на вопросы. С Дростеном разговаривают попеременно научные журналистки Коринна Хенниг и Аня Мартини. Оригиналы всех подкастов можно найти на странице NDR Info.

Аня Мартини
Господин Дростен, были какие-либо серьезные проблемы на этих выходных, которые пришлось срочно решать?

Кристиан Дростен
Нет, в эти выходные не было. У меня ощущение, что на наступил этап, когда всем важно привыкнуть к текущей ситуации. К счастью, мы в Германии довольно рано начали вводить эти меры, так что даже в тех районах, где заболеваемость уже высока, дела идут относительно хорошо. Особенно, если сравнить с соседними странами.

СИТУАЦИЯ В ГЕРМАНИИ

Аня Мартини
Тем не менее, я хочу воспользоваться метафорой, которую часто слышу от врачей в клиниках. Они говорят, что чувство такое, будто стоишь на пляже. Наступил отлив, но рано или поздно вода придет снова, и неизвестно, насколько мощной будет волна. Какова в данный момент ситуация?

Кристиан Дростен
Да, в самом деле, много больниц находятся в этой фазе, я могу судить по "Шарите". Здесь, в Берлине, у нас до сих пор относительно низкая активность инфекции, или, скажем так, мало тяжелобольных в отделениях. Мы освободили койки. Конечно, это также приводит к огромным финансовым потерям в больнице, а не только в других областях экономики. Медицина - тоже отрасль экономики, и происходящие там каждый день потери огромны. В то же время, высокоспециализированные команды сейчас ожидают, когда все начнется. В глубине души все надеются, что этого не случится. Ситуация очень сложная. Когда-нибудь волна вернется. Если даже она не затопит нас, если вдруг мы выйдем сухими, то, в итоге, мы вернемся к старому взгляду на вещи, что профилактика славы не приносит. За предотвращение болезней хвалить никто не станет, потому что они же даже не случились. Мы не знаем, что мы предотвратили. В эти дни приходится напоминать людям, что имеет смысл вспомнить о происходящем в других странах. Многие ездили в отпуск в Испанию и Италию, в частности в регионы, где сейчас самые серьезные проблемы. Надо смотреть, что там происходит. Кроме того, в ближайшие недели надо смотреть на развитие событий в США, чтобы увидеть, что происходит, когда в системе с похожей на нашу высокоэффективной медициной меры принимаются всего на несколько недель позже, чем надо.
Читать дальше: https://www.initiative-quorum.org/ru/details/kogda-zhe-vse-ehto-zakonchitsja-podkast-professora-drostena.html

Повесил 28 апреля

Повесила в "Фэйсбуке" Елена Альшанская

Я очень много пишу про коронавирус.
Даю себе с вечера зарок – больше ни слова.
Но не получается. Невозможно абстрагироваться от того, что сегодня так сильно определяет наше настоящее, как постоянный фон.
Даже если ты не думаешь о нем, он вносит существенные коррективы во все твои планы и дела. Во все отношения с людьми.

Мне эмоционально сложнее всего конечно принять тех, кто пишет, что все это нагнетание, никакой эпидемии нет, обычный грипп, все дела, но главное, никакой карантин и дистанцирование не нужны, ну умрут те, кто пожилые, ну вот так мир устроен.

Я в целом человек довольно терпимый к очень разным позициям. Мир не черно-белый, он сложный, абсолютная истина всегда из точки зрения на нее смотрящего, и поэтому может быть очень разной. Я стараюсь, обычно, не агрессировать на ту позицию, что не совпадает с моей. Во-первых, я не знаю, какая внутренняя реальность человека к этому привела, во-вторых, я в целом не все знаю. Ну, есть темы, где я себя считаю более менее компетентной, там я могу резковато выступить в ответ на :«дети из детских домов генетически бракованные», «в детском доме лучше, чем в нищей семье», такое в общем…
Но в целом я себя как очень терпимого человека оцениваю.

И тут я чувствую, что мне очень, очень тяжело сдерживаться. Хотя конечно я понимаю, что я не достаточно компетентна в этой теме, я точно не могу читать медицинские статьи в ланцете или научные в кохрейновской библиотеке так, чтобы я реально в них что-то понимала(хотя я конечно попробовала там разное почитать). Я не знаю какие должны быть правильные меры карантина, как правильно профилактировать и лечить. И моих компетенций не хватит чтобы адекватно самой сделать эти выводы. Тут даже вирусологи говорят противоположное, куда уж мне.
Только в целом никто практически в моей френдленте не обладает достаточным знанием и профессиональными компетенциями в вирусологии, эпидемиологии. И если даже какая-то базовая(и очевидно недостаточная) компетенция у него есть. То нет еще никакой точной и неопровержимой информации, вирус не достаточно изучен, на глазах появляются новые версии, новые данные, новые ньюансы. Врачи ищут способы лечения наощупь, нет никаких «доказанных методов лечения» и точных протоколов.
Более того, и данных – то по заражению и летальности достаточных для анализа нет. Все страны считают по-разному, кто-то тестирует всех подряд, кто-то только тех, кого уже на каталке в больницу привезли, тесты неточные и, умерших все считают по-разному (меня шокировало, когда я узнала что часть стран не включает в статистику умерших тех, кто умерли в домах престарелых, за счет этого основная разница в европейской статистике вполне может и быть) и так далее.

Казалось бы, почему меня так выносит мнение тех , кто говорит, что раз точных данных-то нет, чего перестраховываться и дома сидеть?

Я думала об этом много эти дни.

И поняла одну вещь про себя.

Я буду сидеть дома не только потому, что в ленте все больше сообщений о смерти близких: у кого-то умер папа, умерла мама, умерли близкие друзья, бабушка. Такого не было раньше никогда.

Я буду сидеть дома потому, что есть то, что нам довольно точно известно об этой болезни. Что она довольно заразная. И что ее течение чаще всего бессимптомное. И бессимптомные носители могут ее передавать. И что ее тяжело переносят люди с проблемами со здоровьем, чем серьезнее проблемы, тем меньше у них шансов выжить. И, в первую очередь, от перегруженности медицинской системы - не рассчитанной на однотипных пациентов с тяжелыми проблемами в таком количестве разом. Мы очень хорошо видим уже это сейчас .

Это значит, что невозможно рассуждать в парадигме – это мой выбор, моя свобода, хочу и подвергаю себя риску, я выбираю жизнь, пусть с опасностью для себя.

Потому что нет тут никакого выбора с опасностью для себя (в целом, если вам не 70 и у вас диабет). Есть выбор исключительно с опасностью для других. И чем здоровее и моложе человек – тем меньше у него рисков. Для себя он выбирает, собственно, минимальный риск. Он выбирает становиться риском для ДРУГИХ.

И в этом и есть, мне кажется, главная развилка выборов и стратегий.

Вирус поставил всех нас решать задачу вагонетки, где на рельсах мы(наша свобода) и другие(их жизнь).
Мы стоим на этих чертовых рельсах на которых нет хорошего выбора.
И вирус с дьявольской усмешкой спрашивает нас: ты ради своей свободы и своего выживания готов на риск для других или не готов?

Я не готова.
Я буду сидеть дома.

Пс: а для тех, кто не может, надо создавать максимально эти условия. С нормальными выплатами (нет, наши ненормальные). С переоборудованием гостиниц под временное жилье для тех, кто его теряет (делается фондами и гостиницами частично). С оценкой здоровья и максимальными мерами защиты для всех, то вынужден работать.

Повесил 29 апреля

Непереводимое.
Из аптеки вернулся сегодня с добычей. Теперь у меня дома есть все. Ну, в смысле, все. что человеку может быть нужно.
Повезло, конечно. Зашел в аптеку, так... Для очистки совести. По дороге домой из супермаркета. Даже не заходил, а крикнул с улицы. С дистанции. Социальной: "антисептика нет?" А мне в ответ: "Есть".
Вот, нифига себе! Тогда я внутрь зашел. А там никого в помещении, кроме юной продавщицы. В прошлый раз мне крикнула опытная продавщица под сорок: нет антисептика! И я даже не заходил внутрь. Во мне, конечно и пол и возраст сразу настораживают заслуженных работников торговли. "Какой ему антисептик?!" Да и одет я по простецки...
Вначале предложили спиртовые салфетки. Я согласился на салфетки. Потом оказалось, что в подсобке и спирт имеется. Взял один флакончик, на пару недель протирания ручек и клавиатур хватит.

Сообщает газетару

Грозненский «Ахмат» и петербургский «Зенит» объявили составы на матч 15-го тура Российской премьер-лиги (РПЛ).
Малкома, Венделла и Азмуна в составе нет, не для того же их покупали, чтобы они мячик пинали и места занимали. Тут своих... Наших! Странно, что Барриос играет. Остальные примерно в одну силу футболисты.

Волки зайчиков

Футбол с фигурным катанием стали похожи. И у отечественных футбольных тренеров и у отечественных тренеров по фигурному катанию носы не помещаются в маски.
Это комично выглядит, маску на другие части тела и надевать то незачем, но у отечественных тренеров она туда не налезает. До тех пор, пока это не будет прямо записано в контракте, носатых продолжат нанимать на эту работу. За границу конечно не позовут работать носатых, но им сейчас и не хочется.