October 30th, 2020

Фэйсбучная лента принесла

Boris A. Katz
54 мин.
Я, собственно, хотел поделиться не постом Д. Коцюбинского, а текстом, который добавила к этому посту И.Климовицкая, куда более информативным, чем сам пост, напоминающий о том, какой сегодня день. Но что-то у меня ничего не выходило (по комп/фб - неграмотности, скорее всего. Но мне хочется, чтобы текст Ирины прочитали именно сегодня. Ирина Климовицкая поделилась публикацией.
59 мин.
Моему палачу посвящается
Сегодня все рассуждают про жертв и палачей: прощать или не прощать, отвечают ли дети за своих отцов, должны ли сами отцы отвечать за себя. Примазываться со своим личным к огромной трагедии – эгоизм и нескромно, но что же делать, если у меня есть свой палач. Хотя я не жертва политических репрессий, потому что не диссидентка. Но палач у меня есть, и отношения с ним я мучительно выясняю внутри себя больше половины жизни. Пытаюсь ответить на проклятые вопросы. Во-первых, прощать или не прощать. Лично у меня не получилось, но это мое личное дело. Во-вторых, отвечают ли дети за своих родителей. Считаю, что не отвечают. Дети палачей так же невинны, как дети жертв, а иной подход ничем не отличается от сталинизма. В-третьих, должны ли сами отцы отвечать за свои поступки. Думаю, что должны, а не перекладывать всю вину на систему и на «время такое, знаете ли, было». И вот тут начинается сложность. Пункт три вступает в противоречие с пунктом два. Как быть, если, призывая отца к ответу, ты подставляешь ни в чем не повинного, прекрасного сына? Я сейчас говорю про конкретного палача и конкретного сына: Александр Петрович Коцюбинский и Даниил Александрович Коцюбинский (https://www.facebook.com/daniel.kotsiubinsky
). Следуя пункту три, я нарушаю пункт два. Но вот сам Даниил пишет, что покаяние палача необходимо: http://gorod-812.ru/katyinskiy-bumerang-vozvrashhaetsya. К сожалению, тогда Даниилу придется подписываться не только как «кандидат исторических наук, внук профессора истории И.Гарбера, расстрелянного в урочище Сандормах», но и как «сын профессора карательной психиатрии А.Коцюбинского».Collapse )

Лытдыбр

Первый урок в жизни провел в зуме. Все-таки странно. А перед носом два монитора с идентичным содержанием. Еще попытался встроить онлайн уроки Андрея Андреича, он объясняет хорошо, мне все равно не переплюнуть. Я только на подхвате. До урока ездил за результатами МРТ. В этом году из-за коронавируса главный вход в больницу закрыт и приходилось всем обходить и с заднего двора заходить. Сегодня и оттуда прогнали, там теперь ковидный центр. А на вид люди, как люди. Пришлось идти с третьей стороны здания, за результатом мрт. Руки в рот и до того запихивать не хотелось, но после известия про ковидный центр совсем уж. Дисциплинирует. Машу тоже на дистанционку перевели. Теперь обе учатся из дома. Но Галя просто так, а у Маши карантин, у них в группе кто-то ковидом заболел. Так что Маша довольна, она не просто так неделю в колледже не появлялась, а с новым смыслом.