July 23rd, 2020

Повесил в "Фэйсбуке" Дмитрий Борко

По поводу сегодняшнего приговора.
1. Я рад, что не суд решил в итоге судьбу человека. Потому что российский суд, потерявший для меня всякую легитимность, вообще не имеет моральных прав решать чью-то судьбу, будь то общественник, насильник или даже террорист.
2. Это не отменяет моего права выносить собственные оценки тех или иных действий людей, что в этой ситуации для меня оказывается важнее, чем любые судебные решения. Это печально, поскольку это крушение Права, но это так.
3. Один хороший и честный человек сказал недавно в интимном разговоре: "Что бы там у него не было с девочкой, ничего особо страшного с ней не случилось. А его общественная роль гораздо важнее всего этого". Это утверждение заслуживает уважения, как любая осознанная позиция. И дает мне возможность категорически с такой позицией не согласиться. Но мне интересно, много ли людей отдают себе отчет в том, что сделали именно такой выбор?

Повесил в "Фэйсбуке" священник Яков Кротов

РАСИСТ, ИСЦЕЛИСЯ САМ

Мои наблюдения над расизмом это наблюдения над собой. История вообще один из путей самопознания. Это я неосознанно впитывал и разделял гомофобию, это я неосознанно впитывал и разделял викторианское высокомерие по отношению к чёрным, жёлтым и т.п., видя в них милых, хотя иногда опасных детей. Очень хорошо об этом комплексе имперца писала - анализируя себя, выросшей в Средней Азии - Людмила Петрановская. Единственно, у меня не было социального расизма, потому что отец сидел, мы были изгои в той среде, где мать работала, а я учился, и этот опыт изгойства был очень полезен.
В конце концов, расизм белых по отношению к чёрным это далёкая для меня проблема, а вот расизм русских еврейского происхождения - вроде меня, мы все ассимилировались в совков, мы все в 1970-е начали лепить из себя русских, евреев, армян и т.п. самым натужным образом - расизм русских, которые сконструировали из себя евреев и евреек, по отношению к арабам, этот расизм близкий.Collapse )

История про личные границы

Весь день читаю сторонников Дмитриева. Занимательное чтение. Наши соотечественники чаще всего просто не понимают, что у каждого человека, даже у ребенка, даже и у собственного есть личные границы. Что нельзя без спроса лезть к ребенку в телефон. В дневник. В трусы...
Юрий Дмитриев рос вначале в детдоме, потом, после усыновления, в семье офицера. В детдомах вообще не понимают что такое "личные границы" ребенка, там ни у кого никаких тормозов границ. Совсем. Армия чуть свободнее детдома, но близко, никакого уважения к личным границам там нет. Человек с таким детским опытом вырастает и сам берет в детдоме ребенка. Девочка жалуется на боль в области промежности? Зафиксировать. Сделать фотографию той области, где боль. Покрупнее и почетче. У ребенка энурез? Рукой проверять: сухо, или нет? Казалось бы, распорядись отрапортовать, если станет мокро, своди к врачу... Но такие технологии предполагают контакты с другими людьми, общение в стиле вопрос-ответ. Ни в армии ни в детдоме этому не учат. Там наоборот все. Количество поклонников этого способа контактировать с окружающими в "Фэйсбуке" произвело впечатление.