January 10th, 2020

В Центре помощи семье и детям

Днем с Кириллом пошли туда. По дороге рассказывал ему про центр. Машу брал после учебы там и собеседования. Не без приключений, конечно. Они время потянули сколько позволяли приличия. Лика Станиславовна домой приходила. Тут и пришли. Центр теперь совсем напротив нашего дома, две минуты идти. Меньше. Про то, как я Галю брал, уже в лифте рассказывал. До лифта еще с вахтершей поздоровались. Самый разумный там человек, на первый взгляд. В лифте уже думать нужно. Там две кнопки. 3 и 6. В прошлый раз нажал на 3. Приехали к дверям канцелярии. Там не слишком воодушевились, увидев нас, но если сравнивать с сегодняшним разговором, то там еще норм было. Сегодня нажал на шестерку. Приехали к дверям кабинета юриста. Интересно, а где же тогда психологи сидят? В лифте только две кнопки. Кирилл мне говорил на обратном пути, что не бывает контор, где бы исходили из интересов клиентов, а не из интересов директора конторы.
Может быть, у него в Белоруссии и не бывает. Теперь в опеку пойдем через три недели, когда он вид на жительство российский получит. Галя сегодня звонила из лагеря, завтра в Питер приедет.

Рецензия

Начал смотреть ролик Варламова об уличной жизни в Париже. Минуты три посмотрел. Жанр понятный. Типа уже не советский человек рассказывает о своем понимании, окружающего его в Париже, мира. Когда-то я откликался на объявления Варламова о вакансиях, сейчас очень обрадовался, что меня туда не взяли, редактировать такое я бы не смог. Тут можно только все от начала до конца в помойку, а журналиста-ведущего, я бы уволил и взял человека, который умеет. Варламов идет по бульвару и рассказывает зрителям о том, что бомжей во Франции никто не гоняет. Профнепригодность. Никуда не годится такой сюжет. Профессионал сам проведет ночь под брезентом в Париже, а потом расскажет зрителю о своих впечатлениях от общения с полицией. Если он еще и французским языком до этого овладеет, то это просто профессиональный профессионал. Если он не ночевал под брезентом, ни языка не знает, но ходит по бульвару и рассказывает на камеру о Париже, он совсем никудышный журналист.
Конечно гоняют, еще как, - прим. ред.