January 7th, 2020

Скромное обаяние неандертальцев

Галя уехала на каникулы в лагерь. Маша в деревне у друга, у нее каникулы две недели. В интернете никто не ушел на каникулы в этот НГ, я уже привык к тому, что две недели никаких новостей, кроме приключений Гарри Поттера. Хотя, в очередной раз насладился рассказом Люциуса Малфоя про то, как он звонил в Хогвартс. Все-таки, американские кинобоссы очаровательны, им и в голову не может прийти читать какую-то провинциальную тетку. И весь мир завороженно смотрит их кино. Уже два дня в лентах размещают стихи про пещеру. Кажется, авторы искренне считают, что главное - качественное описание пещеры.

Повесила в "Фэйсбуке" Varvara Turova

По-моему, лучшее, что было написано на эту тему. Причём, лучшее и в оригинале, и в пронзительно точном (даже в смысле интонации) переводе Сергеева. Как бы вы перевели very dead of winter? Самая глушь зимы. Великие стихи и великий перевод. С праздником!
Повешу в комментарии ссылку, где эти стихи читает автор.
Томас Элиот. Путешествие волхвов.
——-

«В холод же мы пошли,
В худшее время года
Для путешествия; да еще такого:
Дороги – каша, и ветер в лицо,
Самая глушь зимы».
И верблюды посбили ноги и спины
И упрямо ложились в тающий снег.
Мы иногда тосковали
По летним дворцам на склонах, террасам
И шелковым девам с блюдом шербета.
Проводники и погонщики бранились, ворчали,
Сбегали и требовали вина и женщин,
И костры угасали, и всем шатров не хватало,
И враждебность в больших городах, и неласковость в малых,
И грязь в деревнях, и непомерные цены:
В трудное время пошли мы.
В конце мы решили идти всю ночь,
Спали урывками,
И голоса напевали нам в уши,
Что все это безрассудство.

И вот на рассвете пришли мы к спокойной долине,
Где из-под мокрого снега остро пахла трава,
И бежала река, и на ней мельница билась о тьму,
И под низким небом три дерева,
И белая кляча ускакала от нас на лугу.
И пришли мы в корчму с виноградной лозою над дверью,
Там шестеро кости бросали ради сребреников,
Толкая ногами мехи из-под выпитого вина.
Но никто ничего не знал, и снова мы вышли
И прибыли вечером, ни на минуту не раньше,
Чем было надо; и это, пожалуй, неплохо.

Давно это, помнится, было,
Но я и теперь пошел бы, только спросил бы,
Это спросил бы,
Это: ради чего нас послали в путь,
Ради Рожденья или Смерти? Конечно, там было Рожденье,
Мы сами свидетели. Я и до этого видел рожденье и смерть,
Но считал, что они не схожи; это же Рождество
Было горькою мукой для нас, словно Смерть, наша смерть.
Мы вернулись домой, в наши царства,
Но не вернули себе покоя в старых владеньях,
Где люди ныне чужие вцепились в своих богов.
И вот я мечтаю о новой смерти.