October 22nd, 2019

О СПЧ


Когда я с совсем уж наглым и циничным беспределом сталкивался, оказывалось, что вообще никому это не только не интересно, а даже и поговорить особенно об этом не с кем. Началось все пожалуй еще с советских времен. Когда учитель в запертом классе приставать начал, то даже и непонятно куда на это жаловаться. С одной стороны, это явная уголовщина, с другой... общество на эту уголовщину закрывает глаза, причем не какие-то гопники, а наоборот почтенные взрослые семейные люди демократических взглядов. Это же лучшая школа в городе, дети после этой школы в лучшие ВУЗы поступают.
Женщина считалась существом нередко милым, но глуповатым и кому на это пожалуешься? Может быть, им еще мячик футбольный давать?
Ребенка у меня отняли, кому на такое пожалуешься? Ну, не вернулся ребенок из школы домой, кому до этого есть дело?! Право ребенка жить и воспитываться в семье - это и для правозащитников право не очевидное. Многие из них и сами бы в детстве повоспитывались иначе, чем довелось и детям в детдомах сочувствовать им попросту нечем, не отрос для этого соответствующий орган. Вот если бы менты пытали, или посадили за выход на площадь, тогда бы другое дело. А так...
Это я к актуальной сегодня теме правозащиты подбираюсь. Государственная правозащита при президенте Путине - это карикатура. Обсуждать нечего.

Повесил в "Фэйсбуке" Кирилл Рогов

Так как сегодня, безусловно, день Кати Шульман (Екатерина Шульман), а ее бравурные телеграммы с какого-то думского ристалища про домашнее насилие звучат мужественным контрапунктом политических новостей, то позволю себе (с любовью) маленькую импровизацию на тему воображаемого отчета Кати о посещении ада.

«В принципе, совершенно очевидно, что у администрации, и тем более персонала, нет специального желания причинять клиентам чрезмерные страдания. Есть порядок и инструкции, которые и сам всевышний вынужден был бы соблюдать. Идея паллиативной рекреации для обитателей 7 и 8 круга не вызвала неприязни, и даже стала предметом оживленного обсуждения с точки зрения ее практической осуществимости. Где эту зону разместить, чтобы было не слишком жарко? Мысль о том, что по функции ад есть то же чистилище, но гибридное, а потому условия содержания также должны быть максимально приближены, вызвала настороженность, но не решительное отторжение. Даже черт Хренов сдержанно молчал, делая вид, что читает свой адбук (социальные сети делают с чертями то, что не под силу священникам и правозащитникам). Возможно, дело упирается просто в финансирование. Но самое важное, что количество социальных связей в аду растет, обитатели 3 круга не чуждаются знакомств в восьмом, отправляют им передачи и говорят разумные вещи: ад – наш дом, а дом не должен быть адом. В общем, политическая наука умеет даже то, что не умеет вера. Такой уж у нее статус».

И в принципе, все правильно.

(Мнение редакции "Свободного времени" вполне может и не совпадать с точками зрений авторов. Наоборот бывает реже, - прим. ред.)

Повесила в "Фэйсбуке" Дина Магнат


Город играющий. Как у Стругацких.
На фоне невыносимо похорошеллой Москвы с вечно содранной шкурой асфальта и пластико-электрическим праздником; по сравнению с декадентски-разваливающимся Питером с его поджатыми губами, Владивосток производит впечатление веселого раздолбая в вечно-драных джинсах. Азиатски бесформенный, с башнями-недостроем вокруг старых улиц, он разрушается, но делает это весело. Рухнуло полстены? А мы тут картинку нарисуем, это теперь не бага, это фича. Мусор и не так чтоб сильно чисто? Зато голуби стаями, наглые, как в Венеции. Вывески на китайском, реклама лечения рака в Корее, в народном супермаркете восемь сортов мороженого из не пойми чего с иероглифами на обертке, в недорогих кафе кормят крабами и мидиями. И море, конечно, холодное, как и должно быть на краю мира. Коктейль-бар, подобие которого я буду теперь искать в Москве (и никакого похмелья, ни разу).
А ещё тут были лучшие в моей жизни бургеры. Жаль, что я не Таня ).

Повесил в "Фэйсбуке" священник Яков Кротов

...Чуден русский язык XVII столетия: например, не говорили «беженцы», а говорили «выгнанцы». Это из указа 1689 года, который призвал «выгнанцев евангельской веры» селиться в России. Но тут, конечно, имелись в виду не лютеране Саксонии и Тюрингии, а беженцы из Зальцбурга и Австрии.

На портрете Эрнст явно запечатлен в момент, когда жена сообщает ему об очередной беременности; ее портрет в сети в очень плохом качестве, но и там видно замученную родами женщину. Восемнадцать детей!!!


Collapse )