August 22nd, 2019

Повесила в "Фэйсбуке" Женя Беркович

Вообще человеку с десятью годами театральных институтов за спиной и соответствующей профессиональной деятельностью очень сложно ходить в школу приемных родителей. Нам не разрешают пересказывать, что конкретно мы делаем и слышим, просто поверьте: иногда это жесть. Когда ведущая психологиня говорит, например: «Сейчас мы сделаем упражнение. Представьте, что вас посадили в мешок с завязанными глазами, отвезли на колбасный завод и положили в большую мясорубку» - все нормальные люди понимают, что это метафора. А ты, блин, режиссёрка, честно лежишь в мясорубке.
Там была не мясорубка, но тоже очень стремно. Рыдала и тряслась.
В общем я теперь понимаю, почему мир к нам относится как к более или менее прикольным ебанатам (чаще - менее). Но и ты, мир, нас пойми: где у вас метафора, у нас мясорубка.

(Это в питерских ШПР, что то новое, раньше такой подпольщины за ними не водилось. Это не родмост ли, самая, кажется, гниленькая в Питере ШПР, я во всех бывал, кажется, да и они ко мне в гости захаживали, многие. Значит теперь нельзя пересказывать? А я в свое время пересказывал, видать не очень пересказы понравились, хотя не мясорубка же, просто блог в ЖЖ и все, - прим. ред.)

О прошлом

Утром перечитал вчерашнее. Нууу... Я и не ждал тогда ничего от Прокуратуры хорошего. На какое-то время, наши интересы пересеклись, потом перестали. Просто я не ожидал, что это до окончания суда произойдет. А прокуратура гораздо раньше приговора перестала нас защищать. Галю украли сразу после окончания судебных прений. Мне и оформили приемные семьи, которые есть договоры с муниципалами, явно благодаря Макарову, который хотел выпендриться и стать первым в России (и не только) покровителем супер-пупер передовой, в гендерном отношении, приемной семьи. Потом вот суд, на котором мы с муниципалами стали непримиримыми соперниками. Я на стороне детей, они на стороне защиты педофила. Поначалу у меня были теплые отношения со следователем, потом СК нас Прокуратуре передал, о чем мне следователь прямо сказала, мол теперь если что - к прокурору, а потом и прокурор испарилась и осталась только разъяренная проигрышем опека. Был у меня какой-то другой выход? Пожалуй, после того, как покинул Германию, уже нет. Детей без муниципалов из детдомов не заберешь, другой полиции тут нет, если с детьми что-то случилось - 02...