July 26th, 2019

Повесил в "Фэйсбуке" Борис Вишневский

Серебряный пруд, Институтский проспект. Очередной дивный уголок, который мы с коллегами по Яблоку во главе с Колей Рыбаковым защищали полтора десятилетия назад. Сейчас его хотят угробить с помощью очередной безумной высотки ЖК Легенда. Приехал по приглашению яблочников на народный сход.

(Получается, с Колей Рыбаковым мы целый год в одну школу ходили (после восьмого я в 239 перешел, а в восьмой ходил как раз, когда Коля в первый. Не запомнил, естественно, я и семиклассников то, не считая одной девочки, никого не помню, а уж младше... Просто никого. Если и пересекались, то в столовой, точнее в буфете. А Cеребка... Боюсь, что эту лужу не спасти уже. Зимой мы на лыжах бегали вокруг и в футбол на льду после уроков, а осенью-весной рыбалка. Но сейчас все другое, прудик совсем зарос травой, какая там теперь рыба... - прим. ред.)

Повесил в "Фэйсбуке" Boris A. Katz

Слышал это живьем в БЗ Лен. филармонии в 1965 году. Томас Манн называл этого пианиста "баловнем судьбы" (не без оттенка зависти). Чем старше я становлюсь, тем чаще разочаровываюсь в формулах Т.Манна, которыми был совершенно зачарован в молодости и в середине жизни. Но прослушав сейчас снова это брамсовское Каприччио, думаю, что в данном случае Манн не ошибся.
Recital Arthur Rubinstein; Brahms, Capriccio Op 76, No 2 in A minor ...

После камингаута

Ну, в 239 знаменитостей, как... Короче, их много. Но и в моей детской школе попадались. В буфете я конечно Колю Рыбакова не мог видеть, первоклашки еще в буфет не ходили. Туда и в четвертом то классе только формально можно было, но кто же мелким коржик даст?! Или, тем более, песочное кольцо? Некоторые физические развитые пятиклашки начинали обозначать присутствие в буфете, но до шестого, кроме треугольных пакетов молока ничего там им еще было не взять. Да и подходить то было рискованно близко. Особенно, кстати, старшие девочки свирепствовали, вот семи-восьмиклассницы сразу мелкому в торец могли дать. Без длинных предисловий. Ну и теперешний Герой России Тимур Сиразетдинов, чьим именем назвали нашу школу, захаживал иногда в буфет. Если денег натряс у мелких, наверно. Тогда уже была заметна его предрасположенность к будущей работе в спецназе ФСИН, в восьмом классе он задержался на несколько лет и мелкие не рисковали приближаться на расстояние вытянутой ноги. Надежнее двух, он все-таки спортсмен, хотя и крупноват для быстрого выпада. Увернуться несложно.
Первоклашки на своем втором этаже сидели не выходя. И пение у них там и физкультура и труд. В столовку их один раз в день строем учительницы водили на второй перемене, когда другим не разрешалось туда заходить.