June 2nd, 2019

Повесила в "Фэйсбуке" Людмила Петрановская

Поддерживать и принимать ребенка в любых чувствах — это, прямо скажем, не для всех родителей такая уж простая история.

Собственно говоря, это и есть основная родительская обязанность. Что мы должны делать? Мы должны быть с ребенком в его переживаниях. Разных. И все. Остальное очень вариативно: как его учить, как его лечить, как его кормить, как его то-се, пятое-десятое — это настолько по-разному происходит в разных культурах, в разных социальных слоях, в разных семьях. И ничего, как-то все вырастают. Что важно? Чтобы ребенок чувствовал, что он не один, пока он не может быть один. Чтобы он чувствовал, что в его столкновениях с жизнью, с миром, в его чувствах, разочарованиях, обидах мы вместе с ним. Это не значит, что нам должны нравиться все его чувства или, уж тем более, что нам нравятся все проявления его чувств. Это как в фильме «Аватар», у них приветствие было на этой планете: «Я тебя вижу» вместо «Здравствуйте» — вот это оно.

Часто, когда родители говорят о том, что все принимают, что под принятием имеется в виду: что бы ребенок ни делал, мне все нравится, что бы он ни делал, я со всем согласен. Но это же не так! Принятие чувств — это не про то, что мне все нравится, и я со всем согласен, а про то, что я не подталкиваю ребенка к диссоциации. Я не говорю ему: не чувствуй это! Я не требую от него не бояться, не сердиться, я не требую от него быть мертвым. Но я могу ему сказать: не ори.

Фрагмент интервью https://snob.ru/selected/entry/76456/
Художник Jane Massey

Повесил в "Фэйсбуке" Дмитрий Борко

Никак не мог понять причину странного чувства чего-то очень узнаваемого, которое вызывают у меня старые районы Тбилиси. Наконец поймал: индийский город Амрицар, увиденный несколько лет назад.
Та же странная смесь арабского востока и западного модерна, те же вычурные балконы, хаотическое нагромождение богатых фасадов и налепленных всюду пристроечек, скворечников, лестниц, то же сочетание красного кирпича и дерева. И все - в состоянии абсолютных руин, которые уже ничто не спасет.
Такое же ощущение, что эти строения оставлены какой-то иной цивилизацией, другими людьми, которых давно нет.
Эти декорации занимают теперь совсем другие люди, но в том, как они заполняют и обживают это пространство заметно удивительное пренебрежение к среде своего обитания. И одновременно эти люди - очень живые, эмоциональные и умеют ценить жизнь, и радоваться ей.
Да, я понимаю, за плечами и тех, и других очень тяжелая история разрухи, войн, бедности, катастроф. Но не только это роднит. Надо еще подумать, что.
Картинки - через одну, поди отличи!
Collapse )