April 1st, 2019

Из старого, по поводу Рима (еще из Германии писал для russ.ru)

Утром пошел в турецкую овощную лавку на нашей коммерческой улице, спросить Али, владельца торговли, что он думает о вступлении Турции в ЕС.

Перед магазином угостил кофе бородатого уличного философа Хельмута, чья коробочка для мелочи и две дворняжки на картонках, казалось, возникли здесь прежде, чем сама улица. Уличная легенда гласит: Хельмут решил просидеть на этом месте всю жизнь, чтобы быть рядом с предметом неразделенной любви, булочницей в доме напротив.

Всегда пританцовывающий уличный продавец темных очков, темнокожий эритреец Модест, увидев меня, разулыбался. Рядом с ним танцевала белокурая Вибке, 14 лет от роду, формально подрабатывающая в турецкой лавке помощницей Али, но де-факто предпочитающая общество Модеста и Хельмута.

- Я бы чувствовал себя в темных очках неуютно, кругом одни черные, - говорит улыбчивый Модест покупателям. Покупателям кажется, что Модест шутит.

- Ты че - было бы клево! - задорно возражает Вибке, окидывая меня оценивающим взглядом, так посмотрела бы Пеппи Длинныйчулок, приди ей в голову идея проявить интерес к мужчине.

- Вибке очень хорошая, - сказал мне из-за прилавка Али. - Она работает хорошо, просто ей иногда становится скучно. Фатма любит ее больше, чем всех других одноклассниц. В нашем детстве, конечно, все было иначе. Вы знаете, мне иногда так тревожно за дочку...

Вечером я вспомнил, что забыл спросить у Али про Турцию с ЕС, и вышел снова.

Модест отсалютовал мне банкой светлого пива. Он полгода прожил в Москве и сохранил об этом времени восторженные воспоминания.

- Модестик уже пять раз брал посмотреть "Особенности национальной охоты", - сказала мне хозяйка русского магазина, - гораздо культурнее немцев. К тому же, вы знаете, он наш, православный! Хотя я сама вообще-то католик.

В турецкой лавочке пожилая немка с модной собачкой и свежевыбранной виноградной гроздью поздравляла Али:

- Вы, конечно, знаете, что Турцию примут в ЕС? Я за вас очень рада, хотя не знаю, не слишком ли быстро...

- Вы че - вот будет клево! - возразила Вибке, выходя из лавки с двумя весьма дорогими зимними арбузами, которым судьба уготовила роль ударных инструментов в уличном ансамбле Модеста и Вибке.

- Я не знаю, как к этому относиться, - грустно сказал Али. - В Турции все уже стали забывать национальные традиции и обычаи. Нам здесь этого не понять. В наше время все было иначе. Вы знаете, мне часто так тревожно за дочку...

С улицы раздался сухой треск лопнувшего арбуза.

- Шайзе! - жизнеутверждающе воскликнула Вибке.

- Мист! - отозвался мягкий грудной голос только что подошедшей Фатмы.

Али смущенно опустил глаза.

Мне показалось, ему стало тревожно за дочку.

____________

Scheisse - досл. дерьмо, восклицание, допустимое в телепередачах для средних школьников.
Mist - досл. помет, восклицание, допустимое в телепредачах для дошкольников.

Пятнадцатое предвыборное

Почему я иду на выборы.
Ну...
Как сказать...
Деваться то теперь некуда.
Об этом я думал, когда детей брал у государства и договор с ним подписывал. Оно мне зарплату платило за то, что я детей из детских домов взял. Теперь в диссидентскую позу никак не встать. Госслужащий? Ну...был. Не совсем, но почти?
Договор с РФ подписывал. Деньги у РФ ежемесячно брал.
Так что мне и некуда теперь больше, только забирать у едроссов власть.
А до этого мог себе позволить побомжевать. В армии не служил. И.т.д.
Совесть у меня чиста. Ни одна правозащитная организация мне не помогала никогда, ни забрать через суд первого ребенка, ни конфликтовать, чтобы второго забрать, ни потом бороться за детей.
Я уж про мирное время не говорю. Тем более.
Ольга Митирева помогла советом как бороться с этими упырями поначалу.
Людмила Петрановская объясняла как находить общий язык с ребенком.
Ксюша Долинина и Алексис, конечно, даже пока дети еще тут были.
Ну и потом очень многие морально поддерживали, когда отняли младшую.

Повесила в "Фэйсбуке" Марина Трубицкая

Горячая линия консультаций по усыновлению, опеке, правам детей-сирот и приемных семей продолжает работу!
8-800-700-88-05, звонок бесплатный из всех регионов России.

(Пожалуй, завтра сам позвоню. Только у меня проблема неформатная, - прим. ред.)

О политике

В "Яблоко" на собеседование ходил. Поставили в тупик вопросом "кто ваш любимый политик?" Долго думал. Назвал Владимира Волохонского с сумкой продуктов. Утром, после бессонной ночи в полиции. Не проканало. Это, сказали, не политика.
Вот, кого тогда называть?
Про Николая Рыбакова не сразу вспомнил. К Явлинскому всегда относился тепло, но это ведь тоже не совсем политика. А политика -это четыре партии в госдуме? Там любимых ни одного.
Сказал, что с большой симпатией отношусь к тому, что Кац и Варламов в Питерском Яблоке делают.
К самому факту разговора о будущем Питера.
Не все эти проекты по сохранению небесной линии и Пулковского чего-то там с Исаакиевким собором.
А принципиально новый для Питера транспорт, которого никогда прежде не было.
Ну сколько можно вспоминать прекрасное советское прошлое? Или досоветское? Москвичи дело говорят. Нужно создавать совсем новый город.
Не только города касается.
Тут такое прошлое...вспомнишь-вздрогнешь, какой исторический период не возьми.
Про прививки спросили. У меня дедушка и бабушка были врачи. Ну какие могут быть дикарские предрассудки?