February 15th, 2019

Пора тут порассуждать, я же опять публичной собрался жить жизнью.

Лет десять назад думал как лучше сделать. Собирал пакет документов, чтобы приемным родителем стать. Это как в космос, нужно и все инстанции обойти и всех врачей. И от каждого получить бумажку с подписью и печатью. Мол, годен. Ну проще всего было в диспансерах наркологическом и венерологическом, там сразу печати шлепнули. Венерологи правда две недели мурыжат из-за анализа на ВИЧ, зато наркологи быстро проверяют, полчаса и ты со справкой. Не болел никогда ничем таким. Курить бросил давно, пью мало и только по большим праздникам, Новый Год, или Анечка приехала из Москвы. Немного побаивался психоневрологического, но это больше личное. Сомневался, как разумнее. Просто сказать, что никогда не привлекался, или рассказать, что месяц в Германии лежал в психиатрической больнице. Решил рассказать. После этого меня доктор в кабинет главврача отвела. Там чуть не час пробыл. Вообще то, немцы черным по белому написали: абсолютно здоров, никаких заболеваний не выявлено. Но здесь так не принято, если человек побывал в психбольнице, то это не просто так. Назначили расширенный тест. Ну, расширенный, так расширенный. Главное, что по итогам написали то же, что и немцы, так что ребенка можно было брать. Немцы-врачи, кстати не рекомендовали совсем не пить и не курить, мол лучше все в меру, без резких изменений, курить я по собственной инициативе бросил, кое-кто из врачей не бросал, кстати. Все равно, муниципалы не давали потом ребенка пару лет. Зато потом не только дали, но и тренинг получился у меня депутатский. Уже лет десять живу как будто всегда под наблюдением камеры. На всякий случай, страхуюсь. Если все это менты записывают, то ну и пусть. Никаких больше утренних походов в Мариинский дворец за пивом. Не могу себе такого позволить больше. Я же приемный папа-одиночка. Девочки. Вообще, двух. У любого полицейского сразу автоматом включается инстинкт, тут пахнет особо тяжким и карьерой.

Повесила в "Фэйсбуке" Катя Молоствова

Как я люблю эти дни -от Сретенья.
На псковщине Сретенье называли Встретенье и , конечно, вряд ли кто-то кроме папы и мамы помнил про Симеона и Анну). Глубоки языческие корни, комсомол их не повытоптал... Встретенье было началом весны, пусть еще только света.
Удлиннившийся день увеличивал послешкольную сугробную жизнь. А вот лыжный маршрут не удлиннялся - за поймой речушки Ровки, в непроходимых ельниках начинали петь волки -февральские свадьбы.
Как-то волчья свадьба встретилась с собачьей, от кобелей осталось...ну, то, что осталось, а сучка вернулась...
это было до нашего приезда, но я еще застала Князя, ее незаконного сына. Он был мирный зверь, только коровы его очень не любили.
И псы становились при встрече крайне почтительны. Появлялся в деревне он редко - жил на кордоне с хозяином-лесником.
А под огромными липами у разрушенной церкви со Сретенья появлялись лунки...