December 4th, 2018

Мои старые пять копеек о Канте

Сон приснился мне вчера странный...
Душ нам пел своё лениво бельканто
Мы лежали у меня в ванной.
Я читал Платона, ты - Канта.
Отложив в сторонку книжку я ляпнул -
(Рот открыл я, без сомненья, напрасно
Хоть бы прежде что ль для храбрости тяпнул...)
Знаешь, мне с тобой читать классно!
А в ответ услышал: "Очень обяжешь,
Перeставши пичкать чувств кашей манной,
Если ты ещё хоть раз это скажешь.
Я вообще тогда уйду из ванной."
Баркарола зазвучала тревожно.
Взял я Канта, ты - Платона... Alptraum...
Хоть вообще их отличить очень сложно
Потому что там и там только заумь.
Но вернула мне на чудо надежду
Канта в пене у воды партитура.
И шепнул тебе на ушко я нежно:
Нахрена ты мне нужна, дура?
Ты ответила тотчас страстно,
(Уронив Платона в воду без вздоха.
Боже, как же в этот миг ты прекрасна!)
"Ты ведь, тоже Ленька мне - по*уй!"
Сразу в ванной всё наполнилось звоном.
Будто в души нам плеснули таланту.
Я подмигивал бродяге Платону.
Ты смеялась соблазнителю Канту.
Просыпался я и сладко и плавно.
Начинался новый день эмигранта...
Мы с тобою были счастливы в ванной.
Я читал Платона, ты - Канта.

Повесил 8 марта

Журналистом я когда-то работал.
Там, где сейчас все пишут - это самые пресамые блатные места, чтобы попасть в парламент нужно предварительно карьеру сделать и внутри издания и снаружи. А повсюду ведь не академики Сахаровы сидят. Меня один раз в Смольный отправляли и один раз в питерский парламент, но это на подмену, а так в поле куда-нибудь, за ментами присматривать, чтобы не очень куролесили. Конечно, я симпатизирую в этой ситуации женщинам, а не чиновнику. Но, мне кажется, со стороны женщин было бы честнее рассказывать с того места, как их приняли на должность журналистов. И еще бы лучше про дипломы. И про поступление на журфак, кстати. И про школу, еще, экзамены всякие...

Повесила Anne Dashevskaya

That Perfect Swiss Life, [08.03.18 23:20]
рубрика #маразмвшвейцарии is here
сегодня на урок спорта моя одноклассница пришла с жвачкой во рту. наш долбанутый учитель сказал ей, что за это ей нужно сделать 2000 прыжков на скакалке.
нет, я не опечаталась.
2000 прыжков. на скакалке. из-за жвачки.
девочка естественно сказала, что это вообще бред и не будет этого делать. ПОТОМУ ЧТО НИКТО НЕ СМОЖЕТ СТОЛЬКО ПРОПРЫГАТЬ.
и ушла с урока.
вроде бы получила дисциплинарное нарушение (за такое могут выгнать из школы).
как вам?

Повесил в "Фэйсбуке" 12 марта Дмитрий Борко

Александр Булгаков
21 ноября 2017 г. ·
"Значение синуса при больших штормах может достигать четырёх".

Этот "военный афоризм" я запустил в сеть очень давно, ещё через ФИДО. Тогда я служил на Тихоокеанском флоте. Афоризм пользовался большой популярностью у моих коллег - офицеров ВМФ.
Теперь я горжусь, что этот афоризм оказал влияние и на тех молодых офицеров, которые, по-видимому, с тех пор сделали неплохую военную карьеру, и трудятся ныне в Генштабе, "творчески развивая", так сказать:

"Генеральный штаб Вооруженных сил России дал пояснения в связи с заявлением Минобороны РФ об освобождении в Сирии территории площадью более 500 тыс. кв. км. Запрос в ведомство направил начальник военной кафедры МГИМО Иван Марущак.
Как сообщает радиостанция "Говорит Москва", он, в частности, напомнил военным, что официальная площадь Сирийской Арабской Республики составляет всего около 185 тыс. кв. км.
В Генштабе пояснили, что данные о 185 тыс. кв. км предоставлены ООН. В РФ считают, что они "не совсем верны".
"Генеральный штаб Вооруженных сил РФ располагает детальными картами, на которых учитывается рельеф (площадь гор и ущелий, параметры речного дна). Точные измерения Министерства обороны России показали, что площадь территории Сирийской Арабской Республики намного больше и составляет 529 708 кв. км", - говорится в ответе".

Когда они освоят фрактальную геометрию, может выясниться, что ещё какие-то площади в Сирии оказались неучтёнными. Это позволит продолжить периодические операции по освобождению Сирии и их успешные завершения неограниченное число раз.

Повесил 12 марта

(На мою почту сходил. Я там почтальоном работал, пока Машу не забрал из детдома. Один из трех участков - мой был. Вот, как раз, Петропавловка вся. Особняк Кшесинской... Мечеть. И другие открыточные места. Туда доставлять, в отличие от трущоб, невыгодно. Кто же мне выгодные то места отдаст? Хотя... Выгода на этой работе - штука очень относительная. Большого коммерческого смысла разноска почтовой корреспонденции не имела. Ну, а я занимал всегда самую низкую из возможных должностей. И ни разу по служебной лестнице не продвинулся.

Но я не об этом. Все равно, как-то не без грусти смотрел на закрытое на ремонт почтовое отделение. Там теперь все будет иначе выглядеть, конечно. Не будет этого запаха знакомого с семидесятых годов прошлого века. Бессмысленных огромных подсобок не будет, наверно...

Повесил 12 марта

Шендерович: Табаков мне признался: "Мне на театр Сурков деньги дает"

Полная смена караула - Шелленберг (нет слов)

(, - прим. ред.)

Повесила в "Фэйсбуке" Катя Молоствова ПЕССИМИСТОМ БЫТЬ ПОШЛО (продолжение следует)

Александр Борисович Борин
2 ч.
29 ноября исполнится 29 лет, как умер мой друг Натан Эйдельман. Завтра я ложусь в больницу, могу к 29 не вернуться, потому воспоминания о Натане публикую сегодня.

Две тонны цемента
Случилось так, что в 1948 году я оказался в компании бывших учеников знаменитой в Москве 110 школы. К тому времени все мы уже были студентами. Я учился на втором курсе юридического института, Валя Смилга - на физтехе, Юлик Крелин - в медицинском, а Натан Эйдельман на историческом факультете МГУ.
Ребята как ребята, дулись в подкидного дурака, и проигравший должен был громко блеять барашком. Устраивали небогатые, но очень веселые и шумные застолья, во время которых Смилга и Эйдельман затевали буйные словесные баталии, один из них называл какое-нибудь историческое имя, скажем, Навуходоносор, а другой тут же обязан был отчеканить: “605 - 562 до нашей эры”. Юлик Крелин находился в состоянии постоянной влюбленности, и нас, еще заставших раздельное обучение и окончивших мужские школы, это очень занимало.
В школьных и студенческих застольях я участвовал и прежде, и девочки давно уже меня интересовали. Однако компания Натана чем-то существенно отличалась от всех, где я бывал раньше. По возрасту мы были ровесниками, и росли примерно в одинаковых семьях, но что-то в этих ребятах было такое, чего не было в других моих сверстниках. Может быть, раскованность, легкость в общении друг с другом, этого мне лично всегда не хватало. Может быть, начитанность не по годам, чем они даже чуть-чуть кичились. От них впервые и услышал я запомнившуюся мне фразу о том, что всегда надо уметь “сохранять лицо”. Я в ту пору об этом еще не задумывался.
Скоро в семью Эйдельманов пришла беда. Его отец, фронтовик и известный журналист, был обвинен в сионизме и посажен. Освободился он уже после смерти Сталина. Рассказывал, как в бараке сосед, старый еврей, однажды спросил его, сколько писем разрешено ему писать домой. Яков Наумович ответил: одно в полгода. Сосед вздохнул: “А если бы победил Лев Давыдович, вам бы разрешали писать целых два письма.”Collapse )