April 2nd, 2018

Повесили в "Телеграме" "Грани".

Грани.Ру, [01.04.18 23:40]
Шахназаров (как бы удивляясь открывшейся ему истине): "Действительно, посмотришь - в Америке не с кем разговаривать. С президентом можно? Нет. С Сенатом, с Конгрессом можно? Нет. И я все больше укрепляюсь в убеждении - а так и американские политологи говорят, - что реально Америкой управляет финансовая олигархия, те, кто контролирует Федеральную резервную систему. А с ними говорить точно нельзя, потому они вообще вне политической жизни". #ТВперлы

Грани.Ру, [02.04.18 00:00]
Яровая (горячо): "Как совершенно правильно заметил Карен, в Америке эта чехарда с президентами - это управляемый процесс. Там власть совсем другим людям принадлежит... А России надо прежде всего сохранять свой суверенитет, свою самость! Наша страна никому ни в чем не должна подражать! (Петр Первый нервно курит.).. Я вот сейчас перечитывала приговор Нюрнбергского трибунала - раздел "Агрессия против СССР". Так ведь Америка теперь того же самого добивается - только другими способами!" Злобин (с мягким упреком): "Ну вот, вы уже сравниваете Америку с нацистской Германией..." Соловьев (строго): "Никто никого ни с кем не сравнивает - хотя и следовало бы". #ТВперлы

Грани.Ру, [02.04.18 00:20]
Соловьев: "То есть, получается, чтобы с Россией вели себя адекватно, она должна вести себя себя неадекватно? Значит, Россия даст в нос - и только тогда Запад скажет: "Отлично, давайте разговаривать"?" #ТВперлы

Грани.Ру, [02.04.18 00:20]
Мудрый политолог Дмитрий Саймс в беседе с Соловьевым по скайпу из Вашингтона: "Я вспоминаю слова Софокла, известного греческого философа..."
Созвучие сыграло с мыслителем злую шутку. #ТВперлы

Повесил в "Фэйсбуке" Лев Рубинштейн

Сегодня также день рождения Гоголя. И вот мой, тоже давний уже, текст. Как бы про него. Как бы...

Странный был такой предмет у нас в девятом классе. Назывался "машиноведение". Это потому, что в школах тогда насаждалось "политехническое образование". Через пару лет эта фигня как-то сама собой отсохла, но тогда, в годы развитого волюнтаризма, цвела она пышным цветом. Вот и машиноведение поэтому. Из всего курса я запомнил всего лишь два слова, хотя и, говорят, очень важных, - "допуск" и "посадка". Только не спрашивайте, что это такое, не срамите меня.

На этих уроках, проводимых два раза в неделю, мы занимались чем угодно, но только не поиском различий между допуском и посадкой. А уж такие дикие слова, как, например, "станина", и вовсе пролетали со свистом мимо еще не увядших юных ушей.

Учитель был довольно незлобивый, но нервный - иногда багровел и начинал страшно орать. Его все равно не боялись.
И имя-отчество было у него какое-то мультикультурное - что-то вроде Ивана Моисеевича. Кажется, именно так его и звали.
И выглядел он, изъясняясь в сегодняшних категориях, довольно фриковато: треснутые очки, перекрученный, всегда один и тот же галстук, выползающие из-под брюк голубые кальсоны, неубедительно крашеные волосы.

И говорил он довольно смешно. Нас, например, приводило в исступленное состояние слово "отверствие". А еще он говорил "шешнадцать миллИметров".

В общем, легко догадаться, что над ним издевались, или, как это называлось тогда на нашем поганом подростковом языке, "доводили". Доводили его со всей доступной нам изобретательностью. Старались, например, с самым невинным видом задать такой вопрос "по теме", чтобы в ответе непременно прозвучало "шешнадцать". Были у нас даже признанные специалисты в этой малопочтенной области.

На его уроках в полный голос разговаривали, пулялись жеваными промокашками, пускали под потолок бумажные самолетики, вальяжно фланировали по классу. Когда он вдруг осознавал, что за шумом и гвалтом он и сам не может расслышать ни единого своего слова про допуски и посадки, он хлопал журналом об стол и вопил срывающимся голосом: "Мы будем заниматься или мы будем дурочку валять?" "Дурочку валять!" - пубертатными петухами отзывалась мужская часть класса, заливаясь безмятежным допризывным гоготом.

Как он все это выдерживал, до сих пор непонятно.

Иногда после коротких приступов нестрашной своей ярости он как-то смущенно спохватывался и говорил тихо, так тихо, что в нескончаемом кошачьем концерте это мог расслышать только я, все десять школьных лет просидевший по причине близорукости на первой парте: "Ребята, ну нельзя же так!"

Если я скажу, что при этих словах я начинал испытывать уколы совести или тем паче пресловутое "щекотание в носу", то мне скорее всего не поверят, и правильно сделают. Я, разумеется, и мысли не допускал, что можно и нужно быть не таким, как все. Еще чего!

"Шинель" уже была прочитана мною. И что? А ничего. Все мы еще из нее не вышли. И в общем-то не особенно и собирались из нее выходить. Для того чтобы научиться содрогаться от невероятного "Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?", мне понадобился не один год.

Все это я пишу, если кто еще не понял, про Гоголя, про Николай Васильича. И к этому мне добавить особенно нечего.

А что наш непутевый Иван Моисеевич был однажды избит и ограблен, что с него было снято новое зимнее пальто, что он шел до дому пару километров по морозу в одном пиджачке, что он на месяц-полтора слег с воспалением легких и что это обстоятельство несказанно повеселило и обрадовало наш чудесный 9-й "А", я вовсе не выдумываю. Так и было. По крайней мере могло бы быть.