December 11th, 2017

Дмитрий Борко и еще 5 поделились в "Фэйсбуке" публикацией Владимира Акименкова.

СБОР НА ПОЛИТЗАКЛЮЧЁННЫХ В 6-ЛЕТИЕ БОЛОТНОЙ

10 декабря 2011 года в Москве состоялся крупнейший протестный митинг за все последние годы. О своём отношении к нему писал год назад (https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=642402509265887&id=100004884319123), а теперь к делу: в годовщину митинга на Болотной объявляю мегасбор на подопечных политзеков.

За неполных четыре года мы с вами нашли около 8,5 млн руб. в поддержку самых разных политрепрессированных людей, переживающих свои злоключения за нас с вами. Собранные деньги помогли политзекам и их родным хотя бы в какой-то мере пережить испытания, устроенные им государством. Но эта сумма ничтожно мала, ведь средств требуется гораздо больше.

Друзья, нужно собрать денег - чем больше, тем лучше. Благодаря вашим пожертвованиям, узники правящего режима будут обеспечены продуктами, лекарствами, тёплыми вещами, семьи смогут съездить к родным на свидания (в том числе за Уральский хребет) и т.д. и т.п. Впрочем, вы и так об этом знаете.



Реквизиты помощи для политзаключённых:

Collapse )

Мария с литлвана в инстаграме повесила 2 февраля

Смотрела фотки сегодня. От сердца чуть отлегло. Кстати - на фотке мороженое, которое я делаю в огромных количествах. Дети его уничтожают. А всего то формочки из икеи, мармеладные мишки и сок! Стараюсь поменьше заходить в личные сообщения. Пишут горы мерзости. Как про Свету, так и про меня. Смотрю на все свои фотки - точно постановочные. Вон, у Дениса футболка грязная и мороженое не укушенное:) сейчас отберём и другого ребенка сфоткаем. Муж вчера спросил детей кто будет сыр расстроился что никто не хочет. Все дети тревожны. Чувствуют что мама в глубоком нервном перегрузе. Но молодцы, держатся. А когда дети держатся - взрослым точно надо держаться. На суде вчера особо ничего не было. Дали ознакомиться с 700 страницами "дела". Не ясно чего раньше не давали... Света плохо. Думает, что никогда не увидит детей. Я боюсь об этом думать. Я не знаю, как бы я жила если бы не могла увидеть своих. Я не знаю как мы будем жить после всего этого. После того, как часть людей, которых я считала друзьями, проникновенно спросили зачем я всё-таки взяла столько инвалидов. Я никогда так остро не ощущала, как это ужасно, когда совсем нет защиты от государства. Когда ты преступник только от того что мать. А всех волнует количество туалетов...

(фотографии из инстаграма я не умею тут вывешивать, - прим.ред.)

Про науку 2 февраля рассуждал

То, что сейчас устроили, любопытно, социологически небезынтересно.
Добро, такое махровое, густопсовое, решили раздавить и посмотреть на раздавленное,
как оно будет выглядеть после того, как танки проехались гусеницами. На мам телевизор
напал. На многодетных, на любящих, на мам детей из детдома, на приемных мам сирот-инвалидов...
Из них совсем негодяев и врагов народа удастся вылепить, пипл схавает? А если совсем
не церемониться и сразу отнимать силой у самых самых безупречных, которых все знают?
И с ОМОНом? И обыски? И уголовку пришить? Пипл заранее нагулял аппетит и готов на многое,
если не сразу на вилку. Антропологу должно быть интересно, мне кажется.

9 февраля повесил

Публичная библиотека...
Такую публику как я, или почти все мои друзья-знакомые, туда и не пускали никогда. Было бы слегка нелепо ее такую пытаться сохранить. Будет еще хуже? Книжки читать я там и прежде не мог. И пиво в других местах мне наливали. И кофе.