November 13th, 2017

Поглядим

Галя анонсировала фиолетовую покраску головы. Мне кстати начал нравиться рыжий, это только казалось, что непривычно.

Лето выдалось суматошное (старое)

Оригинал взят у leokondrat в Лето выдалось суматошное
Коротко и не рассказать. Началось все с моего решения взять второго ребенка и подачи документов. Закончилось...в суд идти надо. Зацепил текст Людмилы Петрановской о границах. Приходилось решать на бегу чуть не ежедневно где они, границы эти пресловутые. Разрешать Машиной маме ночевать у нас в городе или нет. А на даче жить разрешить? Разрешить гулять до половины одиннадцатого на даче? А до одиннадцати? А с мальчиком? А мальчику разрешить остаться ночевать в доме? А в комнате с девчонками? На велосипеде разрешать ездить по проезжей части? А одной? А по автостраде? Купаться без меня разрешать? А если врач сказал, что попадание воды в ухо может привести к летальному исходу?

Второго ребенка не взял пока что. Планирую в ближайшее время взять. Без боя не дадут, это ясно. Значит, бои. Маша у подружки ночует. А утром в больницу ложится, на операцию. Побаивается, но в меру. Обещали выписать на следующий день после операции. Наконец то опека Ломоносовская прислала официальный отказ в передаче ребенка. Причины три. Отсутствие даты на медицине у меня, возле печати и подписи главврача поликлиники не проставлена дата. Нежелание ребенка. Заявление бабушки с просьбой передать внучку под опеку. Как по мне, так многовато причин то. Одной бы хватило, ну двух, в крайнем случае...

Особенности национальной медицины. (старое)

Оригинал взят у leokondrat в Особенности национальной медицины.
В шестую палату положили. То есть, посадили. Мест то нет. Пару часов я терпел, потом пошел разговаривать пожеще. Где кровать?! Плановая операция! Где наше место, ребенок устает сидеть сиднем! Мест нет. Старшая медсестра пригрозила, что положит ребенка к заразным с высокой температурой. Да, это сильный ход. На родителей действует, как правило. Скандалил то я с самого утра. В приемном покое отказались брать ребенка без ксерокопии моего паспорта. И делать ее отказались: "где мы ксерокс возьмем, мужчина, Вы что?!". В другом окошке кардиограмму делать отказались: "Сделать можем, а расшифровывать будет некому, кардиолог в отпуске до пятнадцатого сентября". Большая детская больница до середины сентября осталась без кардиолога...
На психику давил, а что делать? Попросил представиться, назвать фамилию-имя-отчество. Позвонил маме на мобильный и рассказал во всех подробностях, громко, на весь приемный покой.
Сделали ксерокопию. Разыскали кардиолога. Расшифровал.
Машу все равно не взяли, сказали посидеть на скамеечке пару часов, а мне сгонять придется за бумажкой о том, что мы не болеем инфекционными болезнями. Такие бумажки рисуют только в поликлиниках детских по месту прописки. Там, ясное дело, понятия не имеют болеем мы или здоровы, потому что ни разу в жизни не видели, где бы они могли, интересно, мы же взрослые все, а поликлиника детская. Но бумажку рисуют быстро. Когда привез справочку бессмысленную Маша изнывала уже в коридоре. Пошли сдаваться лору, та спрашивала чем Маша болела в детстве. Пришлось сознаваться, что точных сведений мне взять неоткуда, но со слов... На отделении старшая медсестра сразу взяла быка за рога. В день операции мне придется работать медсестрой самому с девяти утра и до позднего вечера. Уходить я не имею права. Переночевать могу дома, если не хочу в палате. Но с утра чтобы как штык. Оперирующего хирурга анализы устроили, сказал что берет. Но вечером анестезиолог Машу вызвал. Его не устраивают анализы, он не берет. Поехал в больницу, опять заготовил заранее текст. Либо операция, либо ребенка забираю, не те условия, чтобы наслаждаться отдыхом попусту. Анестизиолог меня не дождался, домой уехал. Завтра утром будет видно. Ему вначале, а мне потом. Возьмут или я заберу. Маша счастлива в шестой палате. Ей запретила старшая медсестра зубы чистить. Перед операцией. Странно. Мне в Германии ужинать не разрешали, а вот чистить зубы разрешали. Здесь все наоборот. Поболтал об этом со старшей медсестрой. Она объяснила: "так что же Вы хотите, я одна, а у меня 24 ребенка".
С непочищенными зубами.

Завтра домой (старое)

Оригинал взят у leokondrat в Завтра домой
Шестая палата утром и шестая палата вечером это два совершенно разных пространства. До обеда находиться в шестой не так то легко. Много суеты. Крики, стоны, вой и рыдания. Потом никто не обедает. Потом тишина с умиротворением. Первой на операцию везут девочку лет восьми с подвижной довольно психикой. Логично. Ей было бы тяжело смотреть и слушать других детей после процедур и операций. Но и сон у нее чуткий, хоть и под наркозом. рыдает и кричит во сне. Как только привезли без аденоидов. Другие дети и так то волнуются перед операцией. А уж после такого. По коридорам ходят рыдающие подростки. Больно вставили трубки в нос... Даже мамы не враз находят себе место. Дети притихают с широко раскрытыми глазами. Немногочисленные папы в ступоре. Мальчика вежливого из интеллигентной семьи, которого повезли предпоследним, жалко больше всех. То то он насмотрелся и наслушался. К вечеру уже все смеются и расхаживают по коридорам, а он все ног с кровати не спустил, лежит себе тихонько бледный и равнодушный. Машу последней взяли на операцию, но она нервами покрепче, всякого в жизни насмотрелась. Волновалась, конечно, тоже. Рассказала в коридоре у операционной, что когда ей гланды удаляли в детдоме, то за наркоз общий платить не стали, это очень очень дорого для детдома. Под местным больше не хочет, дальше идут неаппетитные подробности операции под местным. Боль, грязь и страх.

Больничная лингвистика (старое)

Оригинал взят у leokondrat в Больничная лингвистика
Понимать медсестер можно, надо просто языком овладеть, он чуть другой. Медсестра №1 (так у не на столе написано, табличка такая) сказала мне, что ребенок попал в хорошую палату. В палате для девочек свой туалет прямо внутри, а в палате для мальчиков нет туалета, им в коридор ходить нужно. Когда слушал ее впервые, то так и представлял себе; девочки - это девочки, а мальчики - это мальчики. Оказывается, что все сложнее, одни юные пациенты живут в "палате для мальчиков", а другие в "палате для девочек". В Машиной палате жило четыре мальчика от 4 до 14 лет и две девочки. Кто жил в палате для мальчиков не знаю.

Почему я старое перепощиваю?

Раньше я много бегал за информацией. Теперь в движениях ограничен, приходится выбирать между перепощиванием старых текстов и перепощиванием новых, но чужих. Если грамотные журналисты начнут бегать туда, куда стоит сбегать, то моя прежняя беготня вообще станет смотреться избыточной. Но они что-то не бегут туда. Наоборот. Людмила Петрановская, например, лет пять назад публиковала несколько блестящих текстов в неделю. А теперь у нее в ЖЖ тишина. Ну, а уж еще несколькими годами ранее, вся лента в ЖЖ вовсю сочиняла. Молчит, кроме Анны Каретниковой все стали молчаливы. Когда вернулся из Германии, приобрел подержанный монитор, подержанный комп, залез в группу ищщущих работу журналиста, естественно в ЖЖ. И список составил. Куда идти. Одно НКО, другое, третье. Где найти гастарбайтеров? Нац. организации. Мечеть рядом. Кто помогает наркозависимым в Питере? А иностранцам? А уличным детям? И.т.д. Тетрадка получилась с адресами-телефонами носителей информации. Места проведения пресс-конференций в Питере наизусть знал. Тогда еще были энтузиасты и все это не каралось государством. Перепощиваю, вот, в те времена не залезаю, кстати, они уж совсем кажутся какими-то сказочными. В ЕУ состоится пресс-конференция, на первом этаже, придут обвиняемые в организации взрыва на РЖД анархисты и расскажут про свое житье-бытье в тюрьме и про то, что они совсем не террористы и и поезд не взрывали... Не, вот ведь время было... Никто еще ни про "укров" не слышал ни про "грызунов"... Думаю ли я о том, что мои посты могут навредить авторам, у которых могут быть неприятности из-за текстов десятилетней давности? Нет, я за других взрослых людей вообще не думаю, они сами способны подумать. Если они держат в открытом доступе текст, значит он в открытом доступе. Захотят убрать - уберут.
А моя сейчас норма 500 метров в день, так что "Свободное время" далеко за материалами пока что не ходит, но это и не нужно сейчас, вроде бы, все рядом. Вот бы еще научиться интернетом пользоваться потолковее..

Повесили в "Гранях" "Грани"

Жительница Екатеринбурга. Вместе с мужем воспитывала двух родных детей и двух приемных пятилетних мальчиков из детского дома.

В начале 2017 года Савиновских сделала операцию по удалению груди. 27 августа чиновники органов опеки изъяли из семьи приемных детей. Они также пригрозили забрать у родителей их родных детей - 6-летнего мальчика и 4-летнюю девочку. Свои действия чиновники объяснили тем, что Савиновских сделала "незаконную операцию" и якобы собирается менять пол, что "может навредить детям". Сама екатеринбурженка говорила, что таких планов у нее нет.

До операции Савиновских вела блог, в котором от имени вымышленного трансгендера описывала, что ощущает человек, который готовится к смене пола. По словам Савиновских, таким образом она психологически готовилась к удалению груди.

21 сентября Орджоникидзевский райсуд Екатеринбурга отказал семье в возвращении детей.

13 ноября Савиновских начала сухую голодовку у здания Минсоцполитики Свердловской области, требуя встречи с главой ведомства Андреем Злоказовым. Многодетная мать встала у крыльца министерства с плакатом с фотографиями отобранных мальчиков и надписью "Больше двух месяцев два моих ребенка находятся в детском доме. Два месяца меня не принимает министр". Она принесла с собой складной стул и спальный мешок, пояснив, что собирается ночевать на улице.

(Вот что нынче стало занимать СМИ, а с Андреем Злоказовым стоит ли и на сытый то желудок встречаться? - прим. ред. )