April 18th, 2017

Повесил в "Фэйсбуке" Гасан Гусейнов

Кашель и пропажа голоса делают свое дело. Финальный подступ к теме люстраций и их последствий.
Сначала об опасности люстрации: в фокусе внимания Германии после объединения были не прямые сотрудники Штази (ГДРвский КГБ), которые шагнули в бизнес прямо с тюремных нар, а сексоты. И могу засвидетельствовать не одну ужасную историю, в т.ч. с одним знакомым, который наложил на себя руки, когда стало известно, что он доносил Штази на собственную жену - профессора того же университета.
Другое следствие страха перед люстрацией - отток людей заграницу. Просто из соображения "чем черт не шутит". Вернувшись назад через 15-20 лет, человек никакой люстрации не опасается.
Многие специалисты лишились работы как бывшие активисты СЕПГ.
Когда параллельно из новых земель уезжают молодые активные творческие люди, это в совокупности создает одну проблему: остаются более косные, более привязанные (например, к бывшей ГДР). Разумеется, спустя пол-поколения положение выравнивается, в целом жалоб на то, что бывшим чекистам живется лучше (у них пенсия и т.п.), чем их жертвам или их потомкам, я в последние пять-семь лет не слышал.
Как дефицит люстрации проехал по России?
Не была распространена на всю страну образовательная программа "Мемориала" и его европейских партнеров. За последние 20 лет книжный мир тонет в говне пропаганды и эзотерики в духе "Лучи индийской философии в сердце товарища Сталина".
Почти все западнически ориентированные люди покинули РФ безвозвратно.
Среди оставшихся - разброд и шатания.
В отличие от Германии, этих уехавших замещают не люди с Запада, а свой бывший СССР. Во всех отношениях. За двадцать лет качественный состав населения изменился страшно. Единственная отрада - студенты из глубинки или, так сказать, из думающих столичных семей, многие из которых остаются учиться в РФ, потому что денег нет на зарубежные университеты.
Но общая политическая и гражданская апатия отражается на некоторых даже бытовых практиках. Главное: ни малейшей веры в само государство, в страну у большинства людей не нахожу. Эта пропагандистская химера особенно наглядна, когда видишь людей, идущих добровольцами в "ДНР-ЛНР"...
Этот плод чекистско-имперского сознательного безумия, в который подмешали немного жизненной правды, Россия будет расхлебывать десятилетиями. А почему? А потому что люстраций вовремя не провела, не поставила заслон Затулину и Жириновскому, Зюганову и tutti quanti. А они ведь могли книжки писать, бизнесом заниматься... Но нет, обделавшись с Эсэсэром, решили и с Эрэфией покончить!
(Не уверен, что "покончить с Эрэфией", или там, даже наоборот, с Люксембургом - реальная задача. С тем, что есть никак не покончишь, мне кажется, только с фикцией реально, а с "РФией" начать бы вначале полагалось, а уж потом и покончить было бы возможно, только трудно оно, если реальность, а когда обломки империи, с мусором как покончишь? - прим. ред.)

Утро

Ходил в центр рассеянного склероза, точнее ездил. Туда дойдешь, доехать то...
Он такой на Питер один, крохотный двухэтажный особнячок. Сегодня народу побольше, все с сопровождением. Сопровождающим сложнее эмоции сдерживать, по соседству семейная пара сидит, муж здоровый и про то, что ФСБ обязательно тут наведет порядок громко рассуждает, жена сидит тихо, явно не рассчитывает на помощь ФСБ. Еще с заведующей хотел по душам поговорить муж, мол лечение жене назначено, терапия, а лекарство завтра заканчивается и в аптеке нету. Остальные сидят тихо совсем, кроме пары студентов с горой зачеток. Эти про свои горести, про студенческие, говорят громко. Сайт медицинского с сайтом технического ВУЗа сравнивают. Понятное дело, медики отдыхают. Стоят в коридоре с зачетками в общей с пациентами очереди. Доктор отправил в другой корпус оформить бумажку, а вот там уже все по настоящему. Человек тридцать в коридоре. Некоторым места для посидеть хватило, некоторым - нет. В углу припаркованы инвалидные кресла, но на них не садится никто, больные народ суеверный, даже с грудным младенцем на руках женщина не садится. Стоит. С баулами стоят-сидят некоторые, страна поди большая, а больниц поди мало. Пожилой мужчина спрашивает не пойми кого, в воздух, зачем ему дали почетного гражданина, если все вот так вот. Женщина из регистратуры ответила, что мы тут вообще ни за что мерзнем. Через час печать поставили и я обратно пошел в свой особнячок рассеянного склероза. Там недолго совсем был, но все равно уже, видимо, не то состояние. Паспорт там забыл недавно заново оформленный, еще боле свежий СНИЛС...

Повесил в "Фэйсбуке" Гасан Гусейнов

Бородатый, как Лев Толстой, путевой обходчик идет по шпалам и натыкается на крысу, раздавленную поездом. Медленно поднимает за хвост и перед тем, как сбросить под откос, грустно говорит:
- Тоже мне, Анна Каренина

Повесил в "Фэйсбуке" Гасан Гусейнов

Сбербанк, говорят, увольняет не то семьсот, не то семь тысяч поэтов. Зачем он их раньше нанимал, загадка: образцы стихов свидетельствуют о патологической необучаемости банковских поэтов. А ведь это пока только планы, и поэты по-прежнему работают. Загадочный мир.

(Сон приснился мне вчера странный...
Душ нам пел своё лениво бельканто
Мы лежали у меня в ванной.
Я читал Платона, ты - Канта.
Отложив в сторонку книжку я ляпнул -
(Рот открыл конечно я понапрасну
Хоть бы прежде что ль для храбрости тяпнул...)
Знаешь, мне с тобой читать классно!
А в ответ услышал - "Очень обяжешь,
Перeстамши пичкать чуйств кашей манной,
Если ты ещё хоть раз это скажешь.
Я вообще тогда уйду из ванной."
Баркарола зазвучала тревожно.
Взял я Канта, ты - Платона... Alptraum...
Хоть вообще их отличить очень сложно
Патамушта там и там тока заумь.
Но вернула мне на чудо надежду
Канта в пене у воды партитура.
И шепнул тебе на ушко я нежно:
Нахрена ты мне нужна, дура?
Ты ответила тотчас страстно,
(Уронив Платона в воду без вздоха.
Боже, как же в этот миг ты прекрасна!)
"Ты ведь тоже Лео мне - похуй!"
Сразу в ванной всё наполнилось звоном.
Будто в души нам плеснули таланту.
Я подмигивал бродяге Платону.
Ты смеялась соблазнителю Канту.
Просыпался я и сладко и плавно.
Начинался новый день эмигранта...
Мы с тобою были счастливы в ванной.
Я читал Платона, ты - Канта, - прим. ред.)