April 16th, 2017

Повесил в "Фэйсбуке" Дмитрий Быков

Пасхальное
…А между тем благая весть — всегда в разгар триумфа ада, и это только так и есть, и только так всегда и надо! Когда, казалось, нам велят — а может, сами захотели, — спускаться глубже, глубже в ад по лестнице Страстной недели: все силы тьмы сошлись на смотр, стесняться некого — а че там; бежал Фома, отрекся Петр, Иуда занят пересчетом, — но в мир бесцельного труда и опротивевшего блуда вступает чудо лишь тогда, когда уже никак без чуда, когда надежда ни одна не намекает нам, что живы, и перспектива есть одна — отказ от всякой перспективы.
На всех углах твердят вопрос, осклабясь радостно, как звери: «Уроды, где же ваш Христос?» А наш Христос пока в пещере, в ночной тиши. От чуждых глаз его скрывает плащаница. Он там, пока любой из нас не дрогнет и не усомнится (не усомнится только тот глядящий пристально и строго неколебимый идиот, что вообще не верит в Бога).
Земля безвидна и пуста. Ни милосердия, ни смысла. На ней не может быть Христа, его и не было, приснился. Сыскав сомнительный приют, не ожидая утешенья, сидят апостолы, и пьют, и выясняют отношенья:
— Погибло все. Одни мечты. Тут сеять — только тратить зерна.
— Предатель ты.
— Подослан ты.
— Он был неправ.
— Неправ?!
— Бесспорно. Он был неправ, а правы те. Не то, понятно и дитяти, он вряд ли был бы на кресте, что он и сам предвидел, кстати. Нас, дураков, попутал бес…
Но тут приходит Магдалина и говорит: «Воскрес! Воскрес! Он говорил, я говорила!» И этот звонкий женский крик среди бессилия и злобы раздастся в тот последний миг, когда еще чуть-чуть — и все бы.
Глядишь кругом — земля черна. Еще потерпим — и привыкнем. И в воскресение зерна никто не верит, как Уитмен. Нас окружает только месть, и празднословье, и опаска, а если вдруг надежда есть — то это все еще не Пасха. Провал не так еще глубок. Мы скатимся к осипшим песням о том, что не воскреснет Бог, а мы подавно не воскреснем. Он нас презрел, забыл, отверг, лишил и гнева, и заботы; сперва прошел страстной четверг, потом безвременье субботы, — и лишь тогда ударит свет, его увижу в этот день я: не раньше, нет, не позже, нет, — в час отреченья и паденья.
Когда не десять и не сто, а миллион поверит бреду; когда уже ничто, ничто не намекает на победу, — ударит свет и все сожжет, и смерть отступится, оскалясь. Вот Пасха. Вот ее сюжет. Христос воскрес.
А вы боялись.
Д.Быков

Игорь Иртеньев поделился в "Фэйсбуке" ссылкой на "Бесэдер"

Атаман петербургского казачьего общества «Ирбис» Андрей Поляков подумывает разжаловать президента США Дональда Трампа и лишить его званий есаула и почетного казака.

Игорь Иртеньев

*   *   *

Это что ж за такая творится херня,
Это ж, полный, считай, караул!
Есаул, есаул, что ж ты кинул меня?
Ну и кто ты теперь, есаул?

Я ли глотку не рвал за тебя на кругу,
Я ли «любо» тебе не кричал,
Хоть, признаюсь – не веришь – спроси у Шойгу,
Пидарасов таких не встречал.

Мы же буркой одной укрывались с тобой,
Доскребали один котелок,
А как вызвал ты Клинтоншу, сучку, на бой,
Я вошел в твой предвыборный блок.

И когда эскадрон наш в атаку скакал
На рысях, закусив удила,
Рыжий чуб впереди твой, как шашка, сверкал,
Словно звал на большие дела.

Не прощу тебе, Дональд, твой подлый зигзаг,
Мой навеки тебе досвидос.
Больше, хлопче, не невский ты вольный казак,
А последний поганый пиндос.

Борьба мерзавцев с негодяями

Алексей Венедиктов и Ольга Романова не имеют никакого отношения к журналистике, угрожают им, или не угрожают, крылья от этого у них не отрастут или третий глаз. Они как были лжецами, так и остались, теперь мерзавцы под угрозой. Надо защищать этих подонков? Да, конечно. Но можно я не буду?

Праздник, скучно

Оно как-то неловко в эти дни. Это как на тридцать третьем секторе простому болельщику. Есть в этом что-то нечестное. Поорать со всей толпой зенит-чемпион приятно, конечно, но... Самому понятно, что Алексей Степанов защитник так себе, а отскакивает от него, как от буратино. Да и остальные, если уж начистоту, не Платини с Марадоной...
Пасха. Вначале, году в девяностом, еще было не стыдно ходить в церковь в этот день. Потом перестали хором. Потом опять начали. А ведь ежику понятно, что вся эта активность - штука общинная, если общины нет, то смысла во вставании с дивана ни малейшего. Община - это когда вдвоем, как минимум.
Яйца еще не ел сегодня, теперь диета, умеренность и аккуратность предписаны, одно то яйцо можно, надо с толком и расстановкой, не спеша. Паска то любимая накрылась.

Так то Англия

Лента фэйсбучная обсуждает Электроника. Хорошее ли это кино?
Это, вообще уже не кино, мне кажется, это то лучшее о своем детстве, что миллионы давно уже не молодых людей хотели бы помнить. Там есть и неплохие актеры и персонажи живые. Есть и провалы, последняя серия совсем никакая. Кстати, это общее место у всех удачных советских сериалов. Зло не удается. И сценарий и актеры, все и все проваливаются, последняя серия - провал не только в Элетронике, в "Место встречи изменить нельзя" то же самое. Зло просто никакое. Хоть отечественная малина, хоть логово забугорное. В Гарри Поттере все ровно довольно. И школа и дом и Воландеморт.
Он не запрещает же англичанам в зеркало смотреть. То есть, он то хотел, насколько помню.

Повесил в "Фэйсбуке" Ruben David Gonzalez Gallego

Оригинал взят у leokondrat в Повесил в "Фэйсбуке" Ruben David Gonzalez Gallego
Четыре года упорной работы, поиск нужных слов и казенных реалий в английском языке. Самый близкий и самый родной переводчик на свете: Рина – моя жена. Нам стоило вместе работать над переводом, стоило не спать после рабочего дня. И переводить, переводить, переводить.
Стоило вернуться в чудесную страну, увидеть, как "плещутся рифы в янтарной волне", встретить чуткую и упорную Полину Таль. Полина – мои десять пальцев на восьми языках.
Первое издание моей книги "Я сижу на берегу" на английском языке.
#Amazon
#Chess
#Gallego

Masha Alekhina была отмечена в "Фэйсбуке"



Промежуточные итоги 2013-2017
13 сентября 2013 г. Мордовия, станция Потьма, поселок Явас. Вместе с членами СПЧ Еленой Масюк, Марией Каннабих и Евгением Мысловским я съездил в Мордовию, в ИК-14, где содержалась тогда Надежда Толоконникова. Она написала на волю письмо, где описала лагерную жизнь. Как издеваются над женщинами, работающими швеями, как их лишают выходных и оплаты, как одну осужденную оставили в наказание на морозе, после чего ей пришлось ампутировать ногу и несколько пальцев на руках. Как женщин лишают элементарных условий гигиены, как одна из них покончила с собой, как за малейшую провинность отправляют в ШИЗО, где лютый холод. И т.п. В основном, все подтвердилось. Мне удалось поговорить с осужденными, которые должны были освободиться в ближайший месяц. Это была верная тактика.
Женщину с ампутированной ногой (Наталью Туркову) удалось сфотографировать. Осужденную, покончившую с собой, как рассказала Наталья Таракина (освободившаяся в декабре), заставляли есть экскременты.
Толоконникову, как и Алехину, амнистировали примерно через два месяца. Начальника ИК-14 Копылова сняли и перевели в другое место. Не в наказание, конечно: думаю, на всякий случай. Там тоже есть ротация. На фото: Надежда в камере ШИЗО. Поскольку приехала комиссия СПЧ, в камере был обогреватель. И Надежде разрешили надеть свитер. Обычно не позволяют. Да, в первый (и последний) раз я мог фотографировать в ИК – в том числе, белье, «сохнущее» под дождем.
Не скажу ничего нового. Если Вы оказываетесь там, Вы – абсолютно беззащитны. Вас могут безнаказанно избивать, насиловать, грабить. Над Вами могут издеваться. Убивать все же избегают – может быть много хлопот. Но если есть серьезный интерес, конечно, убьют. Да, многое зависит от начальника лагеря, от администрации. Это тоже подтвердили многие. Если Вы – более или менее известный человек, и к Вам есть внимание СМИ, с Вами будут немного осторожнее. Но немного...