March 27th, 2017

Адвокат, который всегда побеждает

В полиции и мне ночевать приходилось. Помогали, приезжали к нам, и к автобусу и к обезьяннику, еду передавали. Владимир Волохонский пакет приносил, мама с друзьями. Понятно кто тебе сочувствует, кто тебя мучает. А теперь разберись пойди. Я то дома по состоянию здоровья. А вконтакте пишет адвокат Динар Идрисов:
Питер свободен, все отделы полиции! (на фото штаб помощи задержанным, кто не уехал в поля). Если бы я не сталкивался с Динаром Идрисовым прежде... Этот адвокат представлял интересы приюта, когда Галю у меня отбирали и мы судились с опекой и приютом. Этот адвокат представлял полицию в делах после выборов Путина, питерский сильно облегченный вариант Болотной.
Ну и "штаб помощи задержанным". С Галей то я сегодня поболтал по телефону, но я сейчас о другом...

Повесил в "Фэйсбуке" Владимир Волохонский

От, застонали всякие мрази по интернетам - да как вы смеете таких молодых, практически детей, школьников использовать на своих мерзких акциях! Нельзя так! Низя! Ну поплачьте ещё. Ща у этих начинается конкуренция дикая за право прорваться к раздаче бабла на то, чтобы отбить у Навального молодёжь. Победят, конечно, подлейшие

(no subject)

В Дрезден меня отправили недели через две после приезда, до этого в деревне какой-то, все гадали куда дальше. Вариантов было три: Хемниц, Лейпциг и Дрезден. Три самых крупных города в Саксонии, только в них и распределяют саксонских контингентфлюхтлиногов, это мы - еврейские беженцы. А пока деревня, по утрам на электричке в райцентр саксонский, не помню название, бумажки какие-то оформлять. Евреев настоящих увидел впервые в жизни. По ногам лупят как не родные, мы в футбол ходили играть на жутко каменистой площадке, упадешь не встанешь, больше я таких нигде в Германии не встречал. В Питере то и не на таком играли. С кем-то и познакомился. Ровесник из Питера. Земляки. В футбол тоже умеет, мы и возглавляли команды. По секрету мне рассказал, что скрыл от немцев отсидку. С судимостью не берут, а он года три как откинулся. Как бы не пронюхали. Тогда назад в Россию отправят, а в Израиль ехать дураков нет. Его в Хемниц взяли. Он уехал днем раньше. Нас в Дрезден распределили, там по разным общагам раскидали.
Я попал в лучшую, говорят, общагу Дрездена. В центре почти. Небольшой двухэтажный домик за забором. Комната на четверых, но тут уж... Только семьи с детьми живут отдельно. Ну и Алина из Харькова, почему то. Нас поселили вчетвером в комнате на втором этаже. Сказали месяца два ждать языковых курсов. Кто-то еще и в деревне с учебником ходил. Кто-то уже плюнул. Я и не собирался, во Франции убедился, что от книжек толку мало, язык сам учится, только смотри и слушай. Потом оказалось, что сам он приходит только если русских ни одного нет, а если кругом сплошной русский то пыхти-пыхти, а он не торопится. В Прагу сгоняли, это рядом, три часа и там. Я и в Париж смотался на автобусе, это ночь. К Лизе. Это сейчас понятно, глядя туда, что мы расстаемся, а тогда мы оба не понимали этого еще лет 5. Просто мир не такой яркий и разноцветный как раньше и все. Бумажки оформляли. Страховки, счета. Карточку банковскую дали...
...К нам, бездетным, в общаге, к нашей четверке, относились свысока и чуть презрительно. Тут вокруг, все-таки, серьезные люди живут семейные, а нам что? Нас Германия терпит, а мы даже и не осознаем собственной бессмысленности, на нас немецкий налогоплательщик просто напросто на ветер деньги выбросил. У остальных дети вырастут и расплатятся, а мы что?! Семен шел за бездетного, в то, что он привезет жену с дочкой с Украины не верила ни одна... ни один эмигрант не верил. Хоть еврей, хоть поволжский немец. У нас в особнячке на Lenausntrasse их(детей четверо, взрослых евреев дофига) было четверо, чаще всего. Трое больших уже и годовалый Даня. Как то выхожу из комнаты - все суетятся. "Даня пропал!" Вся общага носится по лестнице и по саду. Без нас, конечно. Нас в серьезные дела не особенно посвящали. На крыльце курят старожилы и мать пропавшего. Совет держат. Вывод - "немцы воруют наших детей". Для того сюда и заманили. Что теперь делать, вот вопрос. Даня нашелся минут через пять в собственной кровати, кровати то все стандартные, взрослые. Зарылся в одеяло и не видно. Но осадок остался.
Андрей познакомил с Володей, Андрей, вообще, людей собирал, это кавказское, наверное. Володя питерский, в Питере водил экскурсии, работал гидом как раз с немцами, так что ему разрешили первые два месяца пропустить в школе языковой, потом все равно ходил в первую группу. А в нашу вторую пришли его дети, уже 18-20, большие, брат с сестрой. Они чуть выделялись на общем фоне, но не знали еще немецкий. От них про Земфиру узнал, когда уехал ее не было еще, а теперь, вон, Аня любит. Сидим как-то на улице в кафе с Андреем и Володей, пиво пьем. Вечер поздний, часов 11, Нойштадт, уютно. Старый Дрезден делится на Альтштадт и Нойштадт. Альтштадт - это картинная галерея, дворцы-соборы, туристы и гостиницы. Дворцовая с Невским, короче. А Нойштадт - рок-музыка, кабаки недорогие, студенты и все в таком духе. Русских там не встретишь в такое время. Пиво пьем, болтаем. По русски, конечно. Тут подходят очень вежливые люди и спрашивают не подскажем ли мы, (земляки же да?) где тут можно водку купить. Музыканты после концерта, Аукцыон. Володя узнал сразу, он лабухом был в Питере, играл по ресторанам, ориентировался каплю в музыке. А где ее теперь купишь, так поздно?