March 2nd, 2017

Везло мне

в Германии с больницами, несколько раз лежал. Ну а уж врачи там... Никаких поликлиник, домой идешь к человеку с медицинским дипломом и он, если надо, процедуру сделает или операцию несерьезную. И после операции домой на трамвае. Вот общий наркоз - это уже больница, медсестра на каталке везет в операционную и рассмешить пытается, прыгает до потолка, хохочет и пр., а то ты букой едешь и не в духе перед засыпанием принудительным, да еще и голодный. Тут все приземленнее, зато бумажек на все собрать надо...

В Германии мне сказали в больнице десять лет назад, что повторное МРТ надо будет через год сделать, а то непонятно пока, что это за затемнение такое на снимке. Не, ну если бы я не вернулся в Россию, спустя полгода, или тут за немыслимые деньги сделал, мне бы ни Машу не дали, ни, тем более, Галю, кандидатам с рассеянным склерозом не дают детей. А тут пока еще гражданство восстановишь, а без гражданства... Теперь то уже не спрячешь. Да я и не прятал ничего, сам не слишком понимал куда техника пропала футбольная, это лет десять назад, почему стал с велосипеда падать, а это года три как... Думал - возраст.

МРТ - это такая труба, туда въезжаешь и лежишь, а вокруг все щелкает и лязгает, там в немецкой больнице новенькое все. Тут - как из антикварной лавки аппарат, но щелкает. Там доктор все после обследования сразу комментирует подробно. Только по немецки, разумеется, если кому-то это важно. Тут бисер перед свиньями врачи не очень мечут.

В Машину поликлинику позвонил, с главврачом пообщался. А то Маша уже сколько раз ворчала, что я не хочу ее защищать. Тут защитишь... Гардеробщица наезжает. Мол, засадила в тюрьму хорошего человека. Бог за это накажет, обязательно накажет. Ну и.т.д. А Маша сейчас туда каждый день ходит на процедуры. Гардеробщица была на суде свидетелем защиты почему то, хотя она совсем ничего не знает, кроме того, что Хамид хороший человек. Свидетели защиты все до сих пор что-нибудь говорят приятное при встрече, кроме начальницы отдела опеки бывшей, но ее я и не встречаю никогда.

Галин новый опекун уже однажды возил ее в Верховный суд. Отказываться от показаний, которые ребенок дал на следствии и на суде. Верховный суд даже слушать не стал, так назад в Питер и уехали ни с чем. Повезет ли новый опекун Машу отказываться от показаний? Не знаю, но не уверен, что это еще имеет значение. И характер у человека имеется. Да и куда теперь везти?