January 14th, 2017

Повесили в "Фэйсбуке письмо Бориса Соколова "Грани"

Я написал заявление о выходе из Русского ПЕН-центра. После позорного решения об исключении Сергея Пархоменко он превратился в жалкую пародию на Союз советских писателей и напрочь забыл о правозащитной основе своей деятельности. Новый президент ПЕНа Евгений Попов давно уже растерял память о своей диссидентской юности и превратился в "разрешенного" правозащитника, готового защищать гонимых и преследуемых хоть в Казахстане, хоть в Узбекистане, только не в своей стране, чтобы с властями не ссориться. Это точно так же, как Евгений Евтушенко в советское время боролся за свободу патриотов Чили или Анджелы Дэвис.

Подобное скатывание ПЕНа к имитации правозащитной деятельности произошло благодаря создавшемуся в нем молчаливому большинству. Оно сформировалось за счет принятых в ПЕН в последние годы писателей, которые на собрания не ходят, а по почте голосуют так, как скажут президент и Исполком. Что ж, власть подмяла под себя еще одну независимую прежде общественную организацию.

Особеннот печально для меня то, что среди проголосовавших за позорное решение об исключении оказался Александр Городницкий. Раньше я его глубоко уважал, теперь не уважаю.

А самым трагичным для меня и других писателей, которые в эти дни вышли или собираются выйти из ПЕНа, является невозможность дальше направлять властям коллективные письма в защиту тех, кто преследуется за свои убеждения. Раньше мы это делали в рамках сложившейся в ПЕНе группы "Частное мнение". Поэтому я предлагаю всем, кто вышел из ПЕНа по идейным соображениям, создать какое-то новое объединение, чтобы мы могли продолжать ту деятельность, от которой отказалось нынешнее руководство Русского ПЕН-центра

Повесил в "Фэйсбуке" Александр Скобов

Вот чем правым либералам не нравится путиномика? Один из самых низких уровней налогообложения и формальной государственной регламентации бизнеса во всем западном мире (к коему Россия, безусловно, принадлежит цивилизационно). Ах да, за формальным фасадом процветают беспредел «силовой бюрократии», наезды, рэкет, рейдерство. Единственная защита – близость к сильным мира сего.
Еще правые либералы любят поговорить о неспособности «совкав» связывать причины и последствия, нести ответственность за собственный выбор. Так ведь тут тоже вопрос выбора. Либо тебя регламентируют убогие и пошлые, но все же политкорректные «евробюрократы», либо – феодалы и просто бандиты (которые по сути своей те же феодалы). Все такие из себя овеянные латынинской романтикой.
Выбор в пользу феодалов-разбойников – осознанный выбор большинства российского среднего класса, ориентированного на «праволиберальные ценности». Потому что там правее. Кстати, это относится не только к российскому среднему классу. Многие представители утомленного политкорректностью западного бизнеса по-прежнему готовы работать в России, несмотря на все риски стать жертвой «беспредела силовиков». И не только потому, что высокие прибыли перевешивают риски. Адреналина тоже хочется. Ездят в Россию как на сафари.
(Вот только я бы и другие "классы" не идеализировал, они от "среднего" вообще ничем не отличаются. Да и нелепо немножко, мне кажется, называть моих одноклассников, которые в торговле преуспели, средним классом. Они же в тех же стояли значках и галстуах, - прим. ред.)

Выглядит хорошо

Галю мельком видел. Как обычно, свозь решетку, ясное дело. Мы друг на друга иначе и не смотрим давно уже. Специфический ракурс, но сейчас так модно.

Шишаки

А летом мы в Шишаки ездили. В августе. Там и белых грибов немыслимо много, еще найди.
что нибудь другое, одни белые в лесу. И абрикосы хлюпают под ногами, скользко. И река,
а в ней рыба. Много всякой разной. Типа, так и надо. Природа, вообще, над советским
человеком там смеется. Зато в магазинах... Никаких конфет-шоколадок. Да там и денег у местных
не было, так что может и к лучшему, что магазины пустые. Там либо само росло и плавало бесплатно, либо нету и не будет никогда. Пляж далеко, значит до него добираться минут двадцать.
Ляг на спину и расслабься, течение само донесет туда, куда надо, не пешком же тащиться.
И так там все. Мама то небось готовила, а я только на обед прибегал. Вкусно! Там все
с грядки. Не из овощного же! Местные не загорают и на пляже не валяются, но это везде так,
в Сан-Тропе на пляже, тоже одни приезжие. Шишаки - это центральная Украина. Говорили там все
на... таком нелитературном украинском, кажется. Немножко понятно, если они хотят чтобы их немножко поняли.

Повесил в "Фэйсбуке" ссылку на свою статью в "Гранях" Александр Скобов

"...Что это идеология "Домостроя" и имперства, тюрьмы и цензуры, идеология, освящающая и государственное, и семейное насилие как норму отношений между людьми. И в этом движении должен явственно звучать голос атеистических критиков религии и церкви"...
Ну да, не возразишь. Но и к противникам передачи собора РПЦ все сказанное имеет ровно столько же отношения.
"Ни вверх не глядя, ни вперед,
сижу с друзьями-разгильдяями,
и наплевать нам, чья берет
в борьбе мерзавцев с негодяями."
И. Губерман

Повесил в Фэйсбуке Игорь Иртеньев

Из сундука
* * *
В одном практически шнурке
Да с носовым платком
Из дома выйду налегке
Я, замыслом влеком.
Ступая с пятки на носок,
Пойду за шагом шаг,
Мину лужок, сверну в лесок,
Пересеку овраг.
И где-то через две строки,
А может, и одну,
На берег выберусь реки,
В которой утону.
Меня накроет мутный ил
В зеленой глубине,
И та, которую любил,
Не вспомнит обо мне.
Какой кошмар — пойти ко дну
В расцвете зрелых лет!
Нет, я обратно разверну
Свой гибельный сюжет.
Мне эти берег и река
Нужны как греке рак.
Неси меня, моя строка,
Назад через овраг.
Преодолей в один прыжок
Бездарный тот кусок,
Где прежде, чем свернуть в лесок,
Я миновал лужок.
Верни меня в родимый дом,
Откуда налегке
Ущербным замыслом ведом
Поперся я к реке.
Взамен того, чтоб в холодке,
Колеблем сквозняком,
Висеть спокойно на шнурке,
Прикрыв лицо платком.