December 7th, 2016

Читая фэйсбучную ленту.

Ревизорро какое-то и все, типа, в курсе. Хотя телевизор кроме меня никто, как бы, не смотрит. Но никакого ревизорро не видел никогда, передачу с таким названием смотреть - это характер нужен и запредельная какая-то любознательность. "Эйндховен" - "Ростов" посмотрел местами сегодня, кусочки "Детективов", но так и не в курсе про Дом-2 (в фэйсбучной ленте профессор Голосов сослался). Что, совсем плохо? И ток-шоу я никогда никакие не видел, сериалы какие то пытался. По Солженицыну что-то, перед возвращением из Германии смотрел. Совсем, мне показалось, скука.

Повесил в Фэйсбуке Игорь Иртеньев

Оригинал взят у leokondrat в Повесил в Фэйсбуке Игорь Иртеньев
"Стою на полустаночке в цветастом полушалочке, а мимо пролетают поезда." Не лучшая, прямо скажем, диспозиция для некогда великой страны. Можно, правда, грозить им вслед кулаком. Всё как-то легче. А можно начать взрывать пути и пускать эти поезда под откос. Это, похоже, наиболее вероятный вариант. Другие в обозримой перспективе особо не просматриваются.

Где-то в сети висит текст В. Буковского

Оригинал взят у leokondrat в Где-то в сети висит текст В. Буковского
Тут впервые узнал я о правовом положении свидетеля. Целую лекцию на эту тему прочитал нам Александр Сергеевич Есенин - Вольпин, незадолго до того освободившийся из Ленинградской спецбольницы. Он пришел как-то раз на Маяковку, послушал, посмотрел. При первом знакомстве он не произвел на меня впечатления: чудаковатый человек, в ободранной меховой шапке, только что из психбольницы да еще весь вечер толковал про уважение к законам. Лекция его, однако, принесла практическую пользу, и никто из нас не дал себя запугать и не наболтал лишнего.

А день открытия съезда мы им все-таки решили испортить. 9 октября Маяк дал последний бой - вечером мы провели чтения по всей Москве. Не только у памятника Маяковскому, но и у памятника Пушкину, у других памятников Москвы и даже у Библиотеки имени Ленина. Последнее место мы считали самым важным, а остальные - скорее отвлекающим маневром. Вечером из кремлевских ворот стали выходить подвыпившие в кулуарах делегаты XXII съезда. Видя толпу у Библиотеки, они подходили, слушали стихи, аплодировали, а когда нас попытались разогнать, даже вступились за нас. Один такой делегат, сильно под мухой, отвел нескольких из нас в сторону и горячо благодарил, уверяя, что мы делаем очень большое и нужное сейчас дело. Конечно, мы тут же стали жаловаться делегатам на притеснения, разгоны, избиения и прочие беззакония со стороны КГБ. Некоторые из них обещали похлопотать, чтобы нас не трогали. Не думаю, однако, чтобы они что-нибудь сделали, так как это оказалось последним нашим выступлением. Чтения были официально запрещены, и всякий, кто осмелился бы их продолжать, оказался бы за решеткой.

Вновь партийная печать обрушила на нас потоки клеветы. Обо мне было сказано, конечно же, что я "недоучившийся студент" и "свихнулся от благ, предоставленных отцом". Откуда им было знать о наших реальных отношениях? Просто корреспондент углядел, что мой отец - член Союза писателей, а остальное дофантазировал. Это имело неожиданный эффект: отцу моему стало вдруг неловко за свою неприязнь ко мне, и он с некоторым смущением купил мне костюм - кажется, первый за мою жизнь. Как говорится, нет худа без добра.

Судьба наших арестованных ребят решилась через четыре месяца самым жестоким образом. Горбатый Илюша Бакштейн был осужден на пять лет, а Кузнецов и Осипов - на семь лет лагерей каждый. Конечно же, ни о каком этом фантастическом покушении речи больше не шло. Судили их за "антисоветскую агитацию и пропаганду", то есть за Маяковку, за чтения и диспуты, за сборники стихов. Московский суд еще пытался обвинять их в создании антисоветской организации, но и это потом отпало. Не смогли следователи правдоподобно придумать эту организацию. Даже названия не позаботились выдумать. Но мои так называемые "Тезисы" инкриминировались Эдику как один из пунктов обвинения - "хранение и распространение антисоветской литературы".

Суд был, разумеется, закрытый. Даже на зачтение приговора пытались никого не пустить. Однако наш заядлый законник Алик Вольпин с раскрытым кодексом в руках доказал охране, что приговор во всех случаях должен объявляться открыто. Алик был первым человеком в нашей жизни, всерьез говорившим о советских законах. Но мы всё посмеивались над ним.

- Ты, действительно, Алик, чокнутый, - говорили мы ему. - Ну, подумай, о чем ты говоришь? Какие же законы могут быть в этой стране? Кто о них думает?

- То-то и плохо, что никто не думает, - отвечал обычно Алик. нимало не смущаясь наших насмешек.

Однако на конвойных солдат Алик со своим кодексом произвел неожиданное впечатление, и ребят пустили послушать приговор.

- Вот видите, - ликовал Вольпин, - мы сами виноваты, что не требуем выполнения законов.

Но все только плечами пожимали. Знали бы мы тогда, что таким вот нелепым образом, со смешного Алика Вольпина с кодексом в руках, словно волшебной палочкой растворившего двери суда, начинается наше гражданско-правовое движение, движение за права человека в Советском Союзе.

На это отреагировала в "Фэйсбуке" Валентина Миронова

Оригинал взят у leokondrat в На это отреагировала в "Фэйсбуке" Валентина Миронова
Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров срезал помпон с шапки ребенка, чтобы он не был похож на девочку, передает РСН. Видео выложил сам Евкуров в своем твиттере.

Во время посещения одного из поселков глава республики спросил у ребенка на улице: «Кто ты, мальчик или девочка?» После ответа ребенка Евкуров попросил у окружающих нож и срезал с шапки мальчика помпон. «В определенных вопросах я довольно консервативен» — так прокомментировал видео глава Ингушетии.

Повесил в "Фэйсбуке" Мир 24 ТВ

Меркель призвала запретить ношение паранджи в Германии
http://mir24.tv/news/world/15413629

(Не в Германии, естественно, а в общественных местах, но действительно Меркель, - прим. ред. Во Франции сколько себя помню запрещено, они поювенальнее, французы это в одном флаконе с женским обрезанием понимали и раньше, немцы в семью не вмешивались прежде, прим. ред.. )

Репетиторское

Оригинал взят у leokondrat в Репетиторское
Вчера с Машей ходили в Упсала-цирк. А сегодня урок математики был. Классно. Никогда не успевал во столько игр переиграть, даже в детстве. Правила ученица объясняла. Одна игра запомнилась: "Например, я вам говорю нарисовать зайчика..." Спасибо, достаточно. Я уже сдался. Я дошел до цветочка и все...это мой был потолок. И остался. Потом выяснилось, что еще и с закрытыми глазами рисовать надо зайчика, мне то одинаково. Так что я в этой игре только заказывал. И смотрел как умелые люди рисуют. Там где нужно было самим что-то изобразить или мячик пинать, там я в игре. Поросенка изображал. Ребенок сразу узнал. Ребенок изобразил горностая. Не догадался, 0:1. А математика, она получается нормально, это же не зайчика с закрытыми глазами нарисовать.

Что-то все про Гундяева пишут.

Оригинал взят у leokondrat в Что-то все про Гундяева пишут.
Многие. Наверное, интересная тема.
Надо попробовать написать. Фамилию услышал в конце восьмидесятых. Самая красивая
девочка класса хвалила очень. Она пела в церковном хоре, общалась там с Гундяевым, с ней то
и дурак общаться захочет, она, вот, мало с кем... Мы с ней редко пересекались,
классе в шестом мы с другом набрались смелости и записочку ей передали на математике,
в мороженицу позвали после уроков, но глухо. Сами ели. В райкоме комсомола потом встретил,
через пару лет, я с футбольным мячом под мышкой в трениках, чтобы не вставать два раза,
думал вступлю и в футбик, она в рубашке на две пуговицы расстегнутой. Обоих не приняли,
приравняли мои треники к ее пуговицам расстегнутым, оно все совсем не по комсомольски,
нам сказали. Я не очень то в школе котировался у девочек, про Гундяева это уже после
школы мы языками зацепились, чуть не впервые разговаривали о чем то, так что я хорошо
запомнил этого человека. У него репутация была вольнодумца, по тем временам.
Могу себе представить остальных там.

Повесил в Фэйсбуке Дмитрий Быков

Оригинал взят у leokondrat в Повесил в Фэйсбуке Дмитрий Быков
29 марта – Всемирный день нравственного прогресса.

В 1899 году в этот день родился Лаврентий Берия, искренне полагавший, что убивать можно кого попало – был бы результат и максимум удовольствия. В 1951 году, несмотря на протесты мировой общественности, в этот день был вынесен смертный приговор супругам Розенберг: президент Трумэн считал, что убивать по недоказанному обвинению, конечно, можно – но только если обвинение уж очень серьезное. Наконец, в этот же день 1936 года родился Станислав Говорухин, чей фильм «Ворошиловский стрелок» наглядно доказывает, что убивать, конечно, можно, и даже без суда,- но только если ты ветеран и патриот. Вот видите, какое смягчение нравов. А вы говорите, в истории нет нравственного прогресса.

29 марта 1886 года создана кока-кола, задуманная своим создателем как средство от головной боли. От головной боли напиток не помог, но в моду вошел. Ровно сто один год спустя в Россию впервые прилетела с визитом Маргарет Тэтчер. Визит произошел на волне нашего бурного сближения с Европой. Тогда казалось, что Россия перестает быть головной болью для всего мира. Вскоре выяснилось, что нет. Хорошо хоть, в моду вошла.

(Дмитрий Быков. Из сборника "Вместо жизни" 2006 г.)

Не только алгебра

Оригинал взят у leokondrat в Не только алгебра
Закончился урок математики. Ученица показала на телефоне маленький кусочек видео своего выступления. Вот нифига себе. А я про функции талдычу дурацкие... В субботу надеюсь увидеть вживую. Не алгебру (прим.ред.)