November 26th, 2016

Поделился в "Фэйсбуке" публикацией Сергея Мохова Даниил Александров.

Поле испугалось исследователя. Антрополог - опасная профессия не только в Центральной Африке.

Ритуальный рынок сегодня, видимо первый раз, дал сдачи. Несколько дней пасли на красивой приоре и у подъезда напал колоритный юноша с бородой под игил, прикрывая лицо цветами. Вкололи седативку или психотроп и извинились даже. Потерял сознание, думал помру. Но нет, землей еще рано обтираться. Скорая ехала 20 минут, все время красиво лежал на асфальте. Всем привет. Антрология будет жить

Фэйсбучная лента рассуждает о благотворительности.

Идея помочь слабому совсем тут... не очень.
Как и мысль принять помощь, кстати.
Тут утюгом по спине и по животу должнику. Это в лучшем случае. Пытка из не самых окончательных и не самых унизительных. Что касается пыток, нюансы и оттенки.
А помощь...
Там где идея благотворительности живет, там нет сиротских учреждений.
Откуда им взяться?
Вырос я в мире своих и чужих. Своим все, чужим - что останется, закон, это уже не советское совсем, какой, нах, закон. Это теперь. Таккое и правоприменение...
Детей из детдомов я еще в розоватых очках забирал. Прошло.
Помогал кто? Бывало. Редко совсем, конечно.
Не каждый год.
Мешали, тоже, не каждый год.
А это, вообще про благотворительность? Приемное родительство?
Широко известно, что это про бесплодие. Ну, в крайнем случае, про возраст.
Иногда про одиночество.
Бля.
В кого ни ткни - психолог. Практикующий.
Теперь по слогам:
Одиночество - штука всеобщая, это вообще у всех двуногих.
Возраст - у многих, у всех тех, кто не умер раньше сорока, это период такой.
Бесплодие совсем никакого отношения к детям, которым нужна семья, не имеет.
Детям приставки вообще пох, что там у взрослых с "...плодием" "бес" у них или "с".
Им в учреждениях хреново. Не взрослеют там.
Брал детей в еще долюдоедские годы, тогда казалось , что ребенок не менее важен обществу
будет, чем танк или война с Украиной.
Про первый суд напишу потом, пока я еще в средней школе. И то недавно.
А суд был классный. Я еще в него отчасти верил. Да и сама судья. На полном серьезе
вопросы задавала маме и брату. Непохоже, что все решила заранее. Я уже полтора года почту ношу в свою опеку. Я почтальоном у нас на почте. Повестки на суд со мной ей отношу...
Мама с братом на суде меня впервые поддержали. Ну, то есть, у нас не очень дома,
мягко говоря, принято советы давать друг другу, взрослые же люди, что на суде
каждый пытался до окружающих и донести.