November 3rd, 2016

Продолжение. Продолжение следует.

А все лето у нас были каникулы. Тут уж кто куда, страна большая. Я в июне в городе был, потому что у меня спортивный лагерь, я большим теннисом занимался на Каменном острове. Специфический был вид спорта, полуспорт полуантисоветчина. Аммуниция в магазинах не продавалась, ее доставали. Видеозаписи игр ведущих спортсменов нам пару раз полуподпольно показывал тренер, всякие Лендлы и Макинрои. Но лучше всех Бьорн Борг Ничего хорошего про них "Советский спорт" не писал. Мячик гонять вроде как и можно, что с детей возьмешь, но условий никаких для занятий не было, летние корты на Каменном острове есть, а когда лето кончится, жди следующего, закрытых кортов в городе нет нормальных.
Но меня и отвели туда не ради высоких достижений, кажется, хотя меня именно достижения интересовали тогда. В июле лагерь обычно какой-нибудь с шахматистами, это брутальнее, конечно, круче школы, шахматисты в те годы возле блатных понятий существовали. Там с проигравшего в карты могли взыскать натурой, кому то в лагере и кастетом доставалось. А в августе личное типа время. Покурить-оправиться. Юрмала-Шишаки, семейный отдых. Это я очень любил. В девять лет еще в Юрмалу летали, кажется. В самолете настоящем. Я до Парижа лет в двадцать пять самолет потом только на картинках видел. Мама мне в своем паспорте возраст меняла на дошкольный, от руки писала, что семи еще нет и в Юрмалу за пол-цены! Там и море и всякие столовые приятные на вкус и Байба, дочка хозяев, классная. Жилье мы у местных снимали, в Пумпури. А орган в Домском соборе и потерпеть можно, это разок всего за лето. Сделал умное лицо и всего делов. Байбе хорошо, ее никто не тащит в Домский собор. Или Эдгарсу.

Гопники вместо совков

Грани.Ру | Александр Скобов: Гопники вместо совков

Советский Союз был агрессивной мессианской империей, ощущавшей себя участницей глобального мистического поединка с Соединенными Штатами как бастионом и средоточием мирового капиталистического зла. Это зло подлежало уничтожению, и поединок должен был закончиться падением одной из сторон. И все же представить себе, чтобы на советском телевидении распевали песенку про «медаль за город Вашингтон», невозможно. Такую песенку вполне могли горланить пьяные гопники во дворе. Но в публичном пространстве это было немыслимо. Можно, конечно, объяснять это тем, что тоталитарный советский режим с его тотальной цензурой не допускал гопников до эфира. А теперь у нас типа свобода. В том числе и для гопников. Однако уместно задать вопрос: почему в публичное культурное пространство не пускали именно это? Представители советской партийной элиты по своему происхождению и воспитанию отнюдь не были английскими лордами. Про пошлость и безвкусие советского «большого стиля» написаны сотни статей и книг. И тем не




(Не уверен, что первые хуже вторых. Так, все-таки, мне кажется, честнее, чем по старинке под ковром. Неприглядно, конечно, но зато наглядно, - прим. ред.)

Ой, не пишется ни песен ни романсов...

Вспоминать неохота, как вспомнишь так вздрогнешь...
Вот совсем детство еще куда ни шло.
Совсем не детство, тоже, ничего.
А посередине...
Ну и люди кругом. Живые, бля...
С художниками то проще, ну с теми, кто так про себя понимает.
Дело публичное, так меня в детстве учили, художник не способен в стол творить.
Если в стол, значит там пусто, в столе. Художник всегда на людях.
Но кругом и не художники, такие бывают, они имеют право на эту, как ее, прайвеси, кажется.
И чо делать?!