September 16th, 2016

Что я буду делать 18-го?

Ездить по городу в хорошей компинии. Точнее еще не знаю. В качестве журналиста, кажется. С участка на участок. С утра и до вечера. Проголосую, если смогу. Постараюсь. Хотя и не слишком верю, что кто-то считать будет. Но это не рациональное. Буду сердцем.

Детский вопрос

С Галей по телефону поболтал. А с Машей так болтаем, без телефона.
Ну и по телефону, тоже. Это мои две приемные дочки. Были. А уже полтора года Галя не дочка приемная больше. А Маша - приемная. Это хитрая конструкция - приемное родительство. Тут три стороны, приемные родители (я), приемные дети (Маша-Галя) и государство (Россия). Мы с государством договор подписываем, договор вроде и формальность, но это пока государство вменяемо. А через два года, после подписания государство расторгло договор на Галю. То есть через два года оно подписало и я подписал, разумеется. А еще через три дня государство передумало и расторгло. Все суды сочли, что государство хочет подписывает, хочет - расторгает. Если так, то теряет большое значение продлит ли государство договор о приемной семье для Маши. Он истекает в сентябре, новый договор нужен. Но все равно его расторгнуть плевое дело, как выяснилось. Так и живем. С Галей болтаем, разумеется, дети остались детьми, они же не выросли еще обе. Двое у меня.