July 8th, 2016

Повесила в "Фэйсбуке" Ольга Митирева

Отставка Павла Астахова с поста Уполномоченного по правам ребенка (вроде бы уже подтвержденная Песковым) и недавняя дискуссия о его возможных заменах – включая споры, должен ли кандидат, поддерживаемый гражданским сообществом, предложить этому сообществу конкретную программу действий, а общую репутацию прошлых лет – заставила меня задуматься: а что бы делала я сама, получив трибуну и инструменты для продвижения своих идей именно среди чиновничества? Не обязательно на посту Уполномоченного по правам ребенка (ведь, как справедливо заметил Валерий Панюшкин, он действительно не нужен в нормально работающем государстве), но, например, министра или депутата.
И вот что получилось:
(1) Сбор полной статистики о детях, находящихся в детских домах и замещающих семьях: возраст, пол, статус (ситуация с биородителями), наличие братьев и сестер, полные медицинские диагнозы, сколько лет в учреждении. Подробная статистика по семейному устройству и вторичным возвратам. Максимальное использование компьютерной обработки и анализа. Регулярное обновление и уточнение. Статистику в свободный доступ – и приглашение всех желающих оценить, обсудить, предложить решение. Пока точно не представляешь не только объем, но и качество «бедствия», так сказать, невозможно принять план масштабных действий.
Также, полная статистика позволит популяризировать вопросы семейного устройства среди широкой публики. На ее основе можно начать продвижение идеи отмены запрета иностранных усыновлений (показав, например, что большинство детей, кто не смог уехать за рубеж, так и остались в интернатах, а некоторые уже умерли).
(2) Реформирование интернатов в центры патронатного воспитания по модели детского дома № 19 времен Марии Терновской. Ей же, кстати, и поручить эту реформу с одним уточнением – усыновление или воссоединение с адекватными кровными родственниками остается приоритетным и актуальным для детей всех возрастов и состояния здоровья, поиски усыновителей и родственником продолжаются и для тех детей, кто переведен в патронатную семью.
(3) Кардинальная модернизация Федерального банка данных (то, что есть сейчас, с технологической точки зрения позор для XXI века) – повысить качество фото; указывать мединформацию; вместо «братья сестры есть нет» давать кросс-ссылки на анкеты братьев-сестер в том же банке данных или указывать, что они уже устроены в семью; обязательное видео и интервью со специалистами. По ссылке «где получить направление» - не только адрес РО, но и ООП по месту нахождения детского учреждения, чтобы кандидат мог выбрать, куда ему удобнее приехать за информацией. Создание системы обмена запросами между кандидатом и оператором РО или сотрудниками ООП по защищенному каналу связи, чтобы можно было не ехать лично в дальний регион для всего лишь предварительной консультации.
(4) Создание программы обучения и аттестации для специалистов по семейному устройству с обязательными экзаменами на замещение должности. Регулярные курсы повышения квалификации, междисциплинарное общение (сотрудники ООП, РО, педагоги, психологи, патронатные родители). Создание портала для обмена опытом, заочных консультаций со специалистами.
(5) Отмена закона «Димы Яковлева». И точка. Без каких-либо «но он привлек огромное внимание к теме. Тема социального сиротства, интернатов не просто попала на первые полосы газет и на телеканалы, эта ситуация привела к важным решениям в интернатной системе, которые до этого не принимались годами» (отсюда - http://philanthropy.ru/intervyu/2016/07/05/39268/…)
Это самые главные пять вопросов, которые я бы запустила одновременно.

(Довольно разумно написал Александр Гезалов, мне кажется. Только вот, ерунда про Светлану Агапитову. У меня было две приемные дочери. Уже полтора года - одна. Другая в приюте. Изъятие осуществлялось если не под руководством аппарата Агапитовой, то, во всяком случае, при непосредственном прямом участии. Мне и другие приемные родители говорили, что опаснее людей нет для детей, чем люди из ее аппарата. А предложения Ольги Митиревой... Не понравились мне идеи. Информацией о кровных родственниках никто не владеет, кроме слухов по скамейкам нечего и собирать. И совсем незачем туфту о состоянии здоровья ребенка собирать, никто не интересовался ребенком иначе как средством для добычи денег, в карточке вполне может быть чушь вместо диагнозов, скорее всего. Слово "адекватные" я бы просто забыл, можно перед этим в зеркало внимательно посмотреть и подумать минуту. Никаких "адекватных кровных семей" в природе нет и не может быть, нужно с людьми общаться и помогать им, чтобы они сумели о ребенке позаботиться сами. К чему слова про "нормально работающее государство", да еще и не свои, а Панюшкина, вообще непонятно. И.т.д., - прим.ред.)

Боюсь ли я подумать?

Кажется, не очень. Удивила не поголовная вовлеченность в тему, а мужское молчание, всегда казалось, что насилие направлено на мужчин в основном, ну да, кроме сексуального, сексуальное во все стороны. Мою вторую школу оставлю за кадром, про нее я уже рассказывал, а в это время в первой школе бурлила комсомольская жизнь. Комсомольское собрание нашего класса, моего бывшего, но я продолжал общаться и считать его своим, обсуждало исключение из комсомола нашего одноклассника. Суд на носу, а не судить же комсомольца по статье "изнасилование". Мальчик вполне, хорошист, не гопник, учился не хуже меня, а насчет дисциплины, так и гораздо лучше меня. Совсем не такой раздолбай. Ну и тогда было принято, чтобы вначале коллектив осудил, а потом уже государство. Но, перестройка. Коллективы разболтались. Завязалось обсуждение. Суть истории такова: Вечер. Тепло. Парк. Идет комсомолец по парку, навстречу незнакомка. Ну и... В обсуждении принимали живое участие многие. Мальчики поднимались и говорили, что осуждают. Не по комсомольски это. Девочки почти все выступили в защиту мальчика. Поступил плохо. Осознал. Раскаялся. Не нужно из комсомола исключать. Проголосовали. Оставили в комсомоле. Тогда это важно было, в тюрьму не посадили комсомольца. Помню, я сочувствовал девочкам, парня не любил, противный, но не сажать же человека... В армии я не служил, в тюрьме не сидел, но с насилием везде было ок По дороге в университет на улице как то подходил человек, деньги предлагал. Но тут все чисто, он подошел, я отказался, он послал, я послал и вся любовь. А вот шахматисты во "Дворце пионеров"... Там была история, о которой любили назидательно рассказать мелким. О том как наказывают шахматисты, тут все по мужски. Один тут себя вел неправильно, его в пионерском лагере...опустили как умели, одни держали, другие "подрочили", чтобы он при всех кончил. Он больше не ходил потом на шахматы, в Израиль, говорят, уехал. Ну и карты всякие, во "Дворце пионеров" карточные долги нужно было платить. Проиграл - взыщут, не деньгами так натурой. Насчет блатных понятий в этом месте, это не только во "Дворце пионеров", это и в пролетарской школе было. Там не деньги в центре, там то откуда у ребенка деньги, там иерархия.

Побеседовал в "Фэйсбуке" с Ольгой Романовой

Про Вацлава Гавела пишет. Сотни лайков, вполне приличные, на первый взгляд, люди лайкают.
На первый. Будет ли суд с Ольгой Романовой. Не знаю. Если я буду в России, если найдутся спонсоры или те, кто готов на процент от компенсации, то, конечно, будет. Напоминаю, что с моей точки зрения Олга Романова в "Новой газете" оклеветала прошлым летом несколько человек, в частности Галю, про которую написала, что ее в младенчестве изнасиловали и об этом есть сведения в медицинской карточке ребенка. Это просто самое вопиющее и легко доказуемое, там вся статья примерно такая. Великобритания оштрафовала по другому поводу эту журналистку за этакое вольное обращение с материалами на сотню тысяч фунтов, а здесь возня страшная, хоть там судись.
Вот такой у них и Гавел в головах, бля.

Повесил в Фэйсбуке Игорь Иртеньев

Закрылась районная библиотека
И бог с ней, скажу я, друзья,
Сюда не ступала нога человека
Вообще, а не только моя.
Возможно, народ наш испорчен деньгами,
В разврате погряз и во лжи,
Но если уж он голосует ногами,
Попробуй его удержи.

Повесил в "Фэйсбуке" Николай Никифоров

"Скажу, чего культура насилия лишает лично меня"...
Ну и дальше там он еще написал, но из меня читатель не очень. Я чужих текстов прочел
в эти дни совсем мало. Догадываюсь, содержание примерно могу себе представить.
Лишает ли меня культура насилия того-другого? Да, конечно. Общаться особо мне тут
не с кем, вот именно поэтому. Местные либо насильники, либо отрицатели этого,
разницы не очень видно. Дети каплю другие. Немного такие же, все-таки мамы и папы,
про любимые казарменные приколы детям рассказали, но и еще всякое порассказывали.

Повесила в "Фэйсбуке" Дина Магнат

Навеяно френдом, выношу отчасти из комментов.
Те, кто недоумевает, "зачем это всё"- а вот Алексиевич же? Тоже вызывает вопрос "зачем"?
Это ведь оно же. Такая коллективная книжка про тяжёлое, только в роли собирателя, редактора и интервьюера - Фейсбук.
Интересные настали времена.