November 5th, 2011

Интересно, что он обо мне думает?

"До моих десяти лет я не понимала, что не так с моим дядей, мне он казался просто большим, надежным и совершенно безотказным медведем, а слова "аутизм" я не слышала, пока мне его не нашептала одна тетенька, которая решила добродетельно просветить меня насчет дяди. Лучше бы она молчала, честно говоря. Я бы еще года два-три ничего не видела и жила бы счастливо.
Он таскал меня на плечах по длинному коридору на Чкаловском - туда и обратно. А я смеялась и нагибалась, чтобы не стукнуться о притолоку. Зажимала ему глаза и уши, щипала за бороду. Он терпел.
Он позволял мне трогать его драгоценные футбольные рассчеты, записанные карандашом в аккуратные колонки. Я могла попросить у него что угодно, и он безропотно отдавал. Книжку. Игрушку. Календарь - даже из коллекции.
Когда я в 16 лет шла с ним поздно вечером по улице и решила перейти дорогу на красный свет, потому что машин не было, он совершил подвиг - перешел вместе со мной, несмотря на то, что он органически не способен нарушать правила. Он пошел со мной, чтобы меня защитить в случае чего.

И он до сих пор не убил меня (хотя определенно может) за то, что раз в полгода-год я выкидываю самосвал бутылок, которые он старательно приносит с помойки.

Интересно, что он обо мне думает? Кажется, я стала для него "значимым взрослым". Настолько значимым, что на даче он уже не приносит бутылки в дом, разбирается с ними в саду. Когда он знает, что я собираюсь прийти на Чкаловский, он уносит бутылки, расставленные в коридоре, к себе в комнату, чтобы меня не расстраивать. Но не настолько значимым, чтобы уговорить его мыться чаще, чем раз в две недели, или перестать носить бутылки вообще. В целом, мы живем мирно, но я не знаю границ его добродушия, не понимаю, что придет ему в голову в следующий момент, и иногда ловлю себя на том, что я его боюсь.

Но есть простой способ взять себя в руки и перестать бояться. Когда я вижу его, разговариваю с ним, я просто делаю небольшое усилие и представляю себе, что передо мной не неряшливый седеющий дядька пятидесяти с лишним лет, а восьмилетний мальчик. Смышленый, забавный. С кучей мусора в карманах, оборванный, грязный, но добрый, по-своему, по-детски, невпопад, даже заботливый. Живущий в каком-то своем выдуманном мире.
Когда дети ведут себя словно инопланетяне, мы им это прощаем. Так и мой дядя - он просто инопланетянин. Мой дядя с луны", - пишет у себя в журнале Ксения Долинина.
Оценил всю глубину чувств дяди по отношению в автору. Я и сам...на красный свет переходить почти не способен. После семи лет проведенных в Германии со мной такое произошло. Вернулся уже лет пять назад, если не больше. За это время дважды перешел на красный за компанию, оба раза за компанию с женщинами - причастными к помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Этому сопутствовала серьезная внутренняя борьба, чего уж там.
А до тридцати ходил на красный хоть бы хны.

Зачем прикидываться?

"- Давай куда-нибудь сходим. Выходные всё-таки.
- Куда?
- Ну, в дискотеку. Или в музей. Или на митинг. Есть сегодня где-нибудь митинг?
- Не знаю. Надо было на Русский марш вчера идти, - из репортажа "Эха Москвы" мы узнали, что группа молодёжи во время шествия прыгала на месте, скандируя: "Кто не прыгает - тот чурка", и очень сожалели, что не сходили в этот цирк.
- Поздняк теперь метаться. Вообще я уже давно из всех типов светских мероприятий предпочитаю митинги. Мне кажется, в "Афише" нужно печатать расписание митингов на месяц.

Я бы с удовольствием списала свои слова на нескончаемый юношеский цинизм, если бы не вчерашние размышления Анны Каретниковой:
Мобильные либералы в "день националиста" не пожелали чувствовать себя лишними на празднике жизни и остаться в лишний выходной дома. Перед ними остро встала проблема - пойти на митинг националистов или пойти на марш антифашистов.
Сначала я подумала, что это ирония. Нет, дальше вполне серьёзно автор поста рассуждала, к кому лучше идти: к тем, кто против инородцев, или к тем, кто против капитализма. Оценивала плюсы и минусы этих мероприятий: куда-то же идти надо. Почему-то вариант: "Всех послать и никуда не ходить" не был рассмотрен", - пишет у себя в ЖЖ Дарья Костромина
Читать целиком

Верните Олю домой

Понемножку в голове укладываются примерные очертания мероприятий в защиту Оли и ее семьи. Будем обжаловать туда-сюда, неправомочные действия опеки. Сразу после выходных. Чуть сложнее принять решение об акциях гражданского протеста и об организации информационной поддержки. Не хотелось бы партийность как-то проявлять, все-таки когда дело касается изъятия детей...в этом месте должно в обществе соблюдаться водяное перемирие, будь хоть сто раз единоросс, хоть коммунист, хоть националист - детей нельзя трогать. Если устраивать пикеты, то в качестве частных лиц, наверное? Будем ли писать губернатору и собирать подписи?
Хороший вопрос. Да, пожалуй, надо. Если идти путем занудного обжалования, ребенок раньше лета едва ли попадет домой. Наверное, необходимо все лотерейные билеты купить.
Если вернуться к процедуре изъятия, то оно очевидно искусственное. Женщина сама позвонила и предложила посидеть с ребенком. А получив ребенка взяла и отвела ребенка чиновникам, даже не позвонив перед этим Георгию.